Как ветеран-подводник угостил воблой лидера Кубы

В утреннем тумане подводная лодка С-33 (Сталинец) всплыла на поверхность. Прямо по курсу стали появляться очертания корабля. Как вдруг первый луч света высветил кормовой флаг со свастикой. «Это было в 1944 году. Мы шли из Босфора в Поти, под Севастополем наткнулись на БДБ (быстроходную десантную баржу). С ходу началась артиллерийская дуэль. Мы из сорокопятки, - они - из эрмиконов - это такие пушки 25 калибра. Они перевозили танк с небольшим количеством сопровождающих, человек 10-12. Стреляли-стреляли. Потом подошли прямо к их борту, сняли кормовой флаг, взяли штук 6 шмайсерров, гидрокостюмов несколько, особенно времени не было – в небе появился немецкий самолет. Ну, мы «на прощание» одной торпедой по этой барже шандарахнули, и – под воду», - вспоминает ветеран Великой Отечественной войны, капитан 1-го ранга Михаил Александрович Крук. Среди трофеев оказался и маленький сейф, который вскрыли в порту города Поти. В нем оказались крайне ценная информация о минных полях вокруг Севастополя. Небольшой кормовой флаг тоже сдали в штаб. О нем бы, скорее всего, никогда не вспомнили, если бы не Парад Победы 1945 года.

«У нас – у подводников на Параде Победы 1945 года была своя «коробка» - это двести на двести человек шеренга. Меня из-за маленького роста в строй не взяли, но я был на Красной площади. И вот после парада адмирал Фадеев нас собрал и говорит: «И ваш флажок тоже к подножью Мавзолея кинули». Вы знаете, я, когда это услышал, такие чувства испытал, даже не знаю как передать, чуть не заплакал – так просто и так торжественно «ваш флажок…», - говорит 91-летний моряк-подводник Михаил Крук. За победу в том бою Михаил Александрович получил награду – орден Отечественной войны 2-й степени.

19 марта 1945 года. Севастополь, День моряка-подводника

День моряка-подводника в 1945 году в Севастополе отмечали с размахом. Подлодка С-33 шла в подводном положении со скоростью 18 узлов – дорога неблизкая – шли из грузинского порта Поти. Поставили нас в Севастополе среди гвардейских судов. Командующий обошел всех, вручал награды, поздравлял. Потом офицерский состав пригласили в ресторан. Когда я сошел на берег, стало страшно. Дорог нет, домов нет, города нет, - одни развалины. Уцелели только три здания – церковь, почта и Дом офицеров. Вот на третьем этаже, в ресторане мы и отмечали», - рассказывает ветеран Великой Отечественной войны Михаил Крук.

Комментарии
Комментарии