Нина Шацкая: Маргарита без Мастера

Нина Шацкая осталась одна. Нет, сын, невестка, шестеро внуков — все это замечательно, но… Она сидит в своей таганской квартире, в маленькой кухне, а на стене Он, Леонид Филатов… В самых разных ракурсах, с самыми разными людьми. На фотографиях. Она сидит и разговаривает с ним. Каждый день, все эти 12 лет. И еще она надеется, что ее опять позовут в кино: «Ну да, я же должна восемь человек кормить». Сын — священник, он не по этой части. Ее снимают, но редко. А так хочется все вернуть… Сегодня, в день своего юбилея, актриса вспоминает свою Любовь. Нет, не вспоминает. Она живет ею.

** «Я спала с Лёниным свитером»**

— Как вы прожили эти 12 лет без Леонида Филатова?— Это было совершенно невозможно… В день, когда это случилось, он был весел, смешил меня, как всегда, хорошо себя чувствовал. Даже на второй этаж поднимался и говорил: «Нюсенька, у меня нет одышки». Вечером, перед тем как лечь спать, мы смотрели какую-то передачу. Потом он спустился вниз, спросил: «Когда ты придешь?» — «Ну еще минут 15, досмотрю». А я всегда перед сном его обнимала, потом шла на кухню готовить утренний завтрак для него, для кисоньки нашей, Анфиски. Кончилась передача, я спустилась, мы обнялись, как всегда, и он меня вдруг попросил включить обогреватель. «Лёнечка, ты что, у нас же жарко», — говорю я ему. «А меня знобит». Я тут же поставила градусник, температура 37,2. Я в панике, звоню в Шумаковский центр, куда он был прикреплен пожизненно, там ему сделали операцию по пересадке почки. Лёня стал за меня уже переживать: «Нюська, ну что ты? Выпью я лекарства, не волнуйся, сейчас все пройдет». Легли. Утром я рано-прерано встала и опять ему почти сонному ставлю градусник — опять 37,2. Это легочная температура. Тут мне уже стало плохо. Звоню в Шумаковский центр, а там мне говорят, что у них нет места. Для Лёни нет места! Вызвала «скорую помощь». Они приехали, прослушали — хрипы в легких. Тогда я звоню Лёне Ярмольнику, в последние годы он всегда был рядом с нами.