Поэты-фронтовики: к штыку приравняли перо

Подвиг советского народа в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками давал вдохновение поэтам и писателям, актерам, режиссерам, композиторам, а, с другой стороны, их творчество помогало нашим солдатам и всем людям выносить тяготы этой страшной и очень тяжелой войны.

Знаете ли вы, что фраза, которую многие считают крылатой, - "Никто не забыт и ничто не забыто" была написана Ольгой Берггольц, ленинградской поэтессой, которая стал голосом блокадного Ленинграда, голосом, который ждали умирающие от голода и холода люди, голосом, который давал им надежду… Во время блокады она работала на ленинградском радио. А строка эта, возможно, самая знаменитая в творчестве Ольги Берггольц, высечена на стеле Пискаревского кладбища и не может оставить равнодушным никого из тех, кто пришел поклониться защитникам и жителям Ленинграда:

"Здесь лежат ленинградцы.Здесь горожане — мужчины, женщины, дети.Рядом с ними солдаты-красноармейцы.…Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,Так их много под вечной охраной гранита.Но знай, внимающий этим камням:Никто не забыт и ничто не забыто".

Поэтические строки, "написанные в боях", многие знают по школьной программе. Мы все учили наизусть отрывки из "Василия Теркина". Александр Твардовский создал яркий образ простого советского солдата, балагура, "души компании", который не лезет в карман за словом, но и в бою не растеряется. И война в поэме изображена без прикрас, и нет там "руководящей роли партии"… Но солдаты переписывали отрывки, заучивали наизусть, хранили вырезки из газет. Василий Теркин стал поистине народным героем, а поэма разошлась на цитаты:

"Бой идет святой и правый.Смертный бой не ради славы,Ради жизни на земле".

Наверное, все помнят проникновенные, невероятные по силе воздействия строки Константина Симонова:

"Жди меня, и я вернусь.Только очень жди…Жди меня, и я вернусьВсем смертям назло.Кто не ждал меня, тот пустьСкажет: – Повезло.Не понять не ждавшим им,Как среди огняОжиданием своимТы спасла меня".