Барбара Крюгер: «Искусство как деятельность — это конструирование комментария»

Художница Барбара Крюгер — трибун радикального феминизма. Ее напоминающие одновременно рекламу и политическую пропаганду работы, в которых русский зритель чувствует стиль и ритм советского конструктивистского плаката, обличают социальную систему, прессинг массмедиа, статус женщины в мужском мире и прочие уловки общества спектакля. Мария Кравцова и Валентин Дьяконов расспросили художницу о работе в женских журналах, отношении к власти, границах мира культуры, потом слегка потроллили ее, а также ответили на ее собственные вопросы.

Валентин Дьяконов: Повлияла ли политическая пропаганда на сложение вашего стиля?

Барбара Крюгер: Когда я начинала, я плохо знала пропагандистские плакаты. Понимаете, в художественном колледже я проучилась всего полтора года. Помню, как я показывала свои работы, и кто-то сказал: «О, похоже на Джона Хартфилда!» Я спрашиваю: «А кто такой Хартфилд?» Конечно, потом я больше узнала о нем, мы совсем не похожи, у нас разные темы. Но есть и общее: мы оба работали в журналах. Я долгое время работала в издательском доме Conde Nast, верстала для Vogue, в частности. Именно там я научилась объединять слово и изображение.

В.Д.: То есть вас не интересуют современные политические кампании с точки зрения дизайна? Во время первых выборов Обамы, многие писали о том, как прекрасно сделаны сайт, баннеры и листовки предвыборной компании…

Б.К.: Большинство людей не видят дизайна. Они смотрят телевизор, YouTube, концентрируются на словах политика. У Буша и Чейни были чрезвычайно простые лозунги, но и кампания получше, поэтому они победили в свое время. Спичрайтеры демократов тогда были ужасны. Вообще мне больше интересны смыслы, стоящие за политической речью и властью, ведь мои работы во многом о власти и как она относится к жизни, смерти, сексуальности, ценности. Но я не политический художник, такая позиция кажется мне маргинальной.

В.Д.: Вы считаете, что все на свете в каком-то смысле политика?

Б.К.: Все на свете сопровождается определенными танцами и хореографией, имеющими отношение к политике. В газетах раньше (сейчас нет) была рубрика «Вне политики» — о религии, здравоохранении и так далее. Сейчас нам это кажется смешным.

*Мария Кравцова: *Чувствуете ли вы, что искусство тоже можно рассматривать как часть политической жизни?

*

Я стараюсь создавать произведения о человеческих отношениях. О том, как мы обращаемся друг с другом, обижаем, любим, хотим или не хотим. Мои работы в самом широком смысле об этом. Для меня мир искусства — это субкультура, к которой я отношусь с антропологическим интересом.

*

*М.К.: *В каком смысле?

*Б.К.: *Мне интересно, как выстраиваются иерархии внутри арт-сообщества — через создание сетей, маргинализацию, союзничество, идеализацию и так далее. В арт-мире происходят те же процессы, что и в любой другой субкультуре.

*В.Д.: *В интернете есть сайт, который учит, как делать дизайн под Барбару Крюгер. Вам льстит такое внимание?

Б.К.: Конечно! Я не думала, что мое имя будет кому-нибудь известно.

Комментарии
Комментарии