На все пуговицы

В России история пуговицы как элемента одежды начинается с Петра I, который привёз моду на застёжки такого рода из своего Великого посольства в Европу 1697—1698 годов. В этой связи кажется странным, что сегодня мы застёгиваемся не на немецкие Knopf или голландские knoop, как, например, надеваем галстук (Halstuch), а продеваем в петлю русскую пуговицу. Дело в том, что этот предмет был знаком нашим предкам задолго до Петра, просто использовали его иначе. А первый русский император импортировал не саму пуговицу, а её главнейшую функцию — служить застёжкой одежды.

Хотя словари традиционно определяют пуговицу как вид застёжки, в широком смысле — это небольшой предмет любой формы с отверстиями или ушком для пришивания к одежде. А уж будучи пришитым, он может играть минимум четыре роли: застёжки, украшения, опознавательного знака (например, на военной форме) и... оберега. Собственно, именно как оберег использовали пуговицы в допетровской Руси.Само слово пуговица, по данным этимологического словаря М. Фасмера, через церковнославянское пугва (выпуклость, холмик) происходит от индоевропейского punjas (куча, ком, масса). Однако нельзя не заметить, что оно очень похоже на слова пугать и пугало. А в некоторых областях России — об этом нам говорит уже Толковый словарь В. И. Даля — довольно долго сохранялось слово пугалка, означавшее колокольчик, крепившийся на воротник или специальную цепочку. Естественно, не просто так, а чтобы отвадить нечистую силу. Похожим образом использовались на Руси и пуговицы: часто они были полыми внутри, в них помещали кусочек олова или камешек, шумевший при ходьбе. Кроме того, пуговица могла выделяться защитным рисунком, вроде знака Солнца, или защитным цветом (таковым считался красный). Эти предметы не соседствовали с петлёй на одежде и не использовались для застёгивания.

Комментарии
Комментарии