«Он оказывал помощь многим людям, но не смог спасти сам себя»

Александр Лунгин много лет дружил с Вольфом Мессингом и расказал об удивительном влиянии этого челвоека на судьбы людей.

«В вестибюле гостиницы «Москва» мама столкнулась со странного вида незнакомцем. Он подошел к ней и заговорил с заметным акцентом: «Как тебя зовут, девочка? Ты зачем здесь сидишь, кого-то ждешь?» Она выложила все про встречу с директором киностудии, а незнакомец вдруг как крикнет: «Нет! Ничего этого уже не будет! Ни фильма, ни поездки!» И, не прощаясь, направился к лифту. Это случилось в июне 1941-го, а через несколько дней началась война», — рассказывает Александр Лунгин, много лет друживший с Мессингом.

Мама, узнав, что прямо сейчас проводится вскрытие тела Мессинга, сорвала меня, тогда еще молодого врача, с дежурства в больнице, что мне грозило неприятностями по работе. «Саша, мигом за руль! Наш долг настоять на самом тщательном исследовании феномена Мессинга». Мы успели как раз вовремя. Профессор Крымский, проводивший эту печальную процедуру, сказал: «Мы же и сами понимаем ситуацию. Я уже договорился с Институтом мозга. Если можете, вы и отвезите туда его мозг». Конечно, я мог. Вопреки ожиданиям мозг Мессинга оказался стандартного веса и на вид ничем не отличался от самого обычного, среднестатистического — разве что очевидными признаками склероза. Но я-то знал и много раз видел, на что еще недавно был способен этот мозг...

Моя мама Татьяна Лунгина познакомилась с Мессингом задолго до моего рождения. Еще школьницей она сыграла в фильме про лагерь «Артек» и среди одноклассников считалась восходящей звездой экрана. Новые предложения не заставили себя ждать, ей позвонили с Ташкентской киностудии и пригласили на встречу с директором, который приехал в столицу. Ожидая его в вестибюле гостиницы «Москва», мама случайно столкнулась с Мессингом — Вольф Григорьевич, до того как ему предоставили однушку на Соколе, долгое время жил в этой гостинице.