Русь белокаменная

Белый камень словно светится изнутри. На ощупь — где шершавый, а где гладкий, как полированный мрамор. Ни один камень в кладке не похож по фактуре на другой — ветры и дожди меняют его структуру. Неужели этим сооружениям без малого девяти веков? Предполагали ли наши предки, что они простоят так долго?Из-за морозов и влаги белокаменная кладка легко разрушается, за несколько лет белый камень сереет от дыма печей и пожаров. Строить из известняка в десять раз дороже, чем из гораздо более практичного кирпича. Известняк добывают в каменоломнях в земле вятичей на юго-востоке от еще не существующей Москвы. Оттуда до Владимира двести километров, а по рекам — все пятьсот. Камни везут где на лодках, где волоком, а зимой — на санях. После доставки камни еще нужно обтесать до идеальной гладкости.

Но все это не останавливает князей из младшей ветви Рюриковичей — Юрия Долгорукого и его сыновей Андрея и Всеволода. Когда в середине XII века Русь распадается на полтора десятка княжеств, а Киев теряет политическое главенство, Владимиро-Суздальские князья начинают строить храмы и резиденции из престижного «имперского» материала. Как в Европе.Между тем в Киевской Руси строят из плинфы — тонкого плоского кирпича. Вместо подражания “матери городов русских” владимирские князья обращают свои взоры на Рим и немецкий Шпайер. И предпочитают строительный материал, популярный на романском Западе. «Это было осознанное политическое действие”, — уверена кандидат искусствоведения Магдалина Гладкая, реставратор и специалист по белому камню из Владимира. «Так закладывается тенденция к вхождению молодого Владимиро-Суздальского княжества в сообщество европейских государств». Впрочем, этот процесс «евроинтеграции» был на два с половиной века прерван монголо-татарским нашествием.Сегодня в европейской части России сохранилось более пятидесяти белокаменных сооружений XII -XV веков. С 1992 года восемь из них (во Владимире и Суздале) внесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.Первым в 1152 году был построен храм Бориса и Глеба в Кидекше — ныне деревне под Суздалем, а тогда резиденции Юрия Долгорукого. Внешне он прост — строгий куб с узкими окнами-бойницами и луковкой купола. Ни резьбы, ни пышного убранства. "Здесь впервые был использован декор универсального романского типа, - поясняет Магдалина Гладкая. — Ряд маленьких "арок", опоясывающих фасад, как в сотнях храмов Западной Европы». В этом декоре кроется загадка: кто строил белокаменные храмы — европейцы или русские зодчие, перенявшие западные традиции?

Комментарии
Комментарии