Под сверхсекретный объект выбрали старинный особняк на Мясницкой и станцию метро

Накануне Дня Победы хочу рассказать читателям «МК» об одноэтажном доме ХIХ века на Мясницкой, какие можно встретить в старой Москве. За деревьями виден особняк классического стиля, с портиком; над ним — уютный мезонин в четыре окна. По четыре окна и за колоннами портика, по сторонам от него. Все уравновешенно, спокойно — типичный дом классического образца. На фасаде этого дома давно пора установить мемориальную доску. Во-первых, потому что полвека, до 1901 года, владел им знаменитый «мясницкий меценат» Козьма Солдатенков. На его средства построена всем известная Боткинская больница. Он же передал Москве картинную галерею и библиотеку. Корреспондент Герцена, издатель Солдатенков оставил след в истории русской культуры, впервые выпустив стихотворения Огарева и Некрасова, 12-томное собрание сочинений Белинского, труды историка Москвы Забелина и других летописцев России.

За порогом дома — искусственный мрамор стен, зеркала, камины, резные двери. Красив особенно потолок в бывшей столовой, покрытый резными деревянными ячейками. Между ними — овальные ниши для люстр. У стены — монументальный буфет красного дерева, резной, украшенный головами львов, оленей… Стена отделяет столовую от смежного зала с лепным потолком, расписанным красками. Комнаты и залы образуют две смежные анфилады.

Есть у особняка еще более громкая слава, военная. Тихий, уютный дом в начале Отечественной войны стал одним из самых охраняемых и секретных государственных объектов: в нем располагались Ставка Верховного Главнокомандования и Государственный комитет обороны. Здесь были кабинеты Сталина и начальника Генерального штаба.

Впервые я узнал о доме, когда отмечалась 25-я годовщина Московской битвы, от генерала армии Лелюшенко. Он и тогда по старой привычке все скрывать не назвал номера дома, хотя в нем располагался в те дни детский сад. Это дом №37. Он многократно без указания номера дома помянут в книгах о Московской битве и о войне, его часто вспоминают на страницах мемуаров.

Как получилось, что для Ставки выбрали особняк на одной из центральных и оживленных улиц Москвы, запруженной людьми и транспортом?