Я попала в провинциальный роддом

Журналист Анастасия Миронова решила переехать в деревню и заниматься огородом. После буколического лета наступила зима, а затем и весна, когда ей пришла пора отправляться в провинциальный роддом. Там жизнь за пределами городов-миллионников открылась ей c совершенно новой стороны.

География помощи

В канун 8 Марта мне посчастливилось угодить в родильный дом одного из районных центров Ленинградской области — города Луги. Скорая за мной в деревню приехала за 35 минут, а это, между прочим, более 30 км. Но чаще в районе скорую помощь ждут по 2–4 часа. По части моего экстренного спасения у меня к медикам нашего района претензий нет. А вот к дорожникам — есть. Посадить бы кого-нибудь из чиновников в карету скорой помощи, уложить на кушетку и прокатить по нашей дороге на полной скорости километров 30. Впрочем, довезли живой, и на том спасибо.

В роддоме чисто, недавно был ремонт. Комнаты на троих, в палате туалет и душ. Персонал не грубит. Никаких привычных советских «Чем думала, когда трахалась?», «Куда тебе рожать?» и «Что ты мне тут стонешь?». Сестры подчеркнуто участливы. Одна даже в день моего приезда поделилась со мной едой, так как я опоздала на ужин, а дома пообедать не успела. Врачи молчаливы, однако и не грубят. Даже санитарки не хамят, вопреки некоторой традиции.

Лекарства и капельницы бесплатные. Хотя выписывают очень много, докупать ничего не приходится. Честно говоря, я ожидала, что в районной больнице придется лечиться за свой счет.

На этом, пожалуй, хорошее заканчивается. Во всем Лужском районе с примерно 100 тысячами жителей нет детской реанимации и условий для принятия сложных родов, поэтому непростых пациенток отправляют в Волосово, Гатчину или Петербург. Местные жители довольны: если что-то пойдет не так, их успеют отправить в другой город. Откуда у беременных подобный оптимизм, неясно, так как в новостях Лужского района регулярно появляются некрологи тех, кого довезти в Петербург не успели.