Жажда науки

Жажда науки

«Жажда науки» — это два слова из пушкинской характеристики Михаила Ломоносова. Пушкин полагал, что именно эта страсть была сильнейшей в душе Ломоносова — в душе, «исполненной страстей».

Пушкин точен — как всегда. К науке у Ломоносова отношение — страстное. Неуемное желание познавать, как устроен мир, заставляло его оставлять родных (сначала отца, а потом, через десять лет, молодую жену с ребенком), чтобы учить чужие языки, осваивать нормы поведения в незнакомых мирах. (И тут сразу не скажешь, к чему легче привыкнуть — к буйным нравам буршей в Германии или к интригам коллег-профессоров в России.)

Оно же и увело его с начала из села Денисовка на Северной Двине в Москву, потом в Киев, Петербург, а затем в Марбург и в Фрайберг и снова в Петербург, превратив поморского юношу, каких много, в фигуру мирового значения, каких мало.

Денисовка, Москва, Киев, Петербург, Марбург, Фрайберг... Как просто сейчас это написать, и как сложно было совершить это путешествие тогда. Начать с того, что каждый его этап — поездка в неизвестность. О Москве поморскому труженику, жителю Денисовки известно лишь, что она — есть. О Соловецких островах поморы знали куда больше, чем о столичном граде. Жизнь на Севере никогда не была легкой, но в должной мере понятной. Живи, как предки жили, ходи, когда надо, в церковь, не бойся моря, женись, как время придет, детей заводи.

Уходить пешком, зимой, девятнадцатилетним, прихватив «Грамматику» Смотрицкого и «Арифметику» Магницкого, тайно, не простившись с отцом — и зачем?Спросим иначе: за чем? Не за любовью: среди страстей Ломоносова как раз эта занимает, похоже, последнее место. Не за богатством: роскошь, судя по всему, никогда не прельщала Михаила Васильевича, даже во времена успеха и солидного положения.

Не за славой, не за властью. Даже приключения сами по себе не слишком манили юношу, да и поморский промысел уж чем-чем, а приключениями бы обеспечил: и бури морские, и опасности, и труды на грани физических возможностей, и даже свобода самостоятельных решений и поступков — всем этим родные края обещали одарить сполна.

Но жажда науки гнала его туда, где занимаются добычей знаний, а не рыбы.

Комментарии
Комментарии