Нельсон Мандела

Бывший президент ЮАР, умер 5 декабря 2013 года в возрасте 95 лет в Йоханнесбурге.

ОДИН ЧЕЛОВЕК СКАЗАЛ ОБО МНЕ: «При рождении он получил имя Ролихлахла — Трясущий Деревья, потом он стал Нельсоном Манделой и потряс мир». Мне не нравятся попытки делать из меня полубога. Я хочу, чтобы меня знали как Манделу, человека со слабостями.

В МОЕЙ СТРАНЕ вы вначале отправляетесь в тюрьму, а потом становитесь президентом.

Я ТВЕРДО УСВОИЛ, что отвага — это не отсутствие страха, а победа над ним. Отважный человек — это не тот, кто не испытывает страха, а тот, кто с ним борется.

УДИВИТЕЛЬНАЯ КРАСОТА африканской музыки заключается в том, что она звучит радостно, даже если рассказывает тебе грустную историю. Ты можешь быть беден, можешь жить в доме, построенном из коробок, ты мог только что потерять работу, но музыка всегда оставляет надежду.

НЕ ТАК УЖ СЛОЖНО изменить общество — сложно изменить себя.

Я БЛАГОДАРЕН тем 27 годам, которые я провел в тюрьме, потому что это дало мне возможность сосредоточиться. С тех пор как я вышел на свободу, я эту возможность потерял.

СВОБОДА не может быть частичной.

В ТЮРЬМЕ я любил работать с мусором. Иногда там попадались обрывки газет. В тюрьме нам газет не полагалось, так что я брал эти обрывки, чистил их, а вечером тихо читал в камере. Вряд ли когда-либо я так ценил прессу.

СЛОЖНОСТИ И НЕВЗГОДЫ разрушают одних людей, но создают других.

НИКТО НЕ РОЖДАЕТСЯ с ненавистью к другому человеку из-за цвета кожи, происхождения или религии. Люди учатся ненавидеть, и если они могут научиться ненавидеть, нужно стараться учить их любви, потому что любовь намного ближе человеческому сердцу.

МЫ ДОЛЖНЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ время мудро и помнить: правое дело можно начать в любую минуту.

ГОВОРЯ С ЧЕЛОВЕКОМ на том языке, который он понимает, ты говоришь с его головой. Если ты говоришь с человеком на его родном языке, ты говоришь с его сердцем.

НИ РАЗУ НЕ УПАСТЬ — не самая большая заслуга в жизни. Главное каждый раз подниматься.

ВЧЕРА МЕНЯ ЗВАЛИ ТЕРРОРИСТОМ, а когда я вышел из тюрьмы, многие люди, включая врагов, признали меня. Так я обычно говорю тем, кто рассказывает, что люди, борющиеся за независимость в их странах — террористы. Вот что я скажу: кто и кого обвиняет в терроризме, зависит от того, чья сторона побеждает.