Почему Вагнер гордился бы российским скандалом с «Тангейзером»

Антон Долин — о суде над «Тангейзером», актуальности Вагнера и катастрофическом решении Министерства культуры.

Ох уж эти оскорбленные чувства. И смешно, и страшно наблюдать, как играют друг с другом в салочки, берут на слабо: «Мы оскорбились — на спор, и вы оскорбитесь?» Суд над директором Новосибирского театра оперы Борисом Мездричем и режиссером скандального «Тангейзера» Тимофеем Кулябиным стерпели, хватило выдержки и юмора. А вот высочайшее решение уволить Мездрича за то, что не извинился перед мифическими подписьверующими, и назначить на его место одного из оскорбленных — бинго! — сработало идеально. Теперь главная тема для обсуждения среди деятелей и радетелей культуры — кому и в какой форме объявлять бойкот. То есть как показать свою оскорбленность.

Впрочем, ничего плохого в оскорбленности нет. По меньшей мере она показывает, что у нас, сторонников кулябинского Вагнера, тоже есть чувства, хотя по закону РФ право на таковые есть только у так называемых «верующих». Вот в цивилизованных Европах и Америках оскорбляются все — постоянно. В том числе по поводу оперных постановок. Я своими ушами слышал, как в юбилейный моцартовский год в парижской Опере яростно освистывают самого Михаэля Ханеке за выдающуюся постановку «Дон Жуана»; своими глазами видел пикет оскорбленных правозащитников перед Метрополитен-оперой, где давали «Смерть Клингхоффера» Джона Адамса, обвиненного в симпатии к палестинским террористам. Это нормально. Только никого после этого не увольняют, а оперы — получившие таким образом дополнительную бесплатную рекламу — идут в репертуаре театров долгие годы.

Комментарии
Комментарии