ХХ век глазами хищника

Полное издание "История глазами "Крокодила" будет выпущено в сентябре текущего года, на сегодняшний день уже вышло шесть томов. Главный редактор книг Сергей Мостовщиков рассказал "РГ", зачем смотреть на историю глазами сатирика, в чем особенность этого взгляда и почему сатира сегодня не в моде.

Вы говорили, что издание "Истории глазами "Крокодила" - это попытка поговорить о ХХ столетии в жизни нашей страны. О чем будет этот разговор?

Сергей Мостовщиков: Были непростые времена, и немногие бы согласились вернуться в них. Но, тем не менее, следует признать, там было много талантливого, очаровательного и притягательного. Когда обращаемся к текстам и картинкам, первое, что испытываешь - это страх и оторопь. Потому что эта история очень контрастная, в ней много нелюбви, много врагов, крови, агрессии. Но через какое-то время находишь то, чем можно любоваться. Обнаруживаешь безумно талантливых художников. И, с одной стороны, не пожелаешь никому через все это пройти, а с другой - невозможно не пройти через все это, потому что это часть тебя.

Чем отличается "Крокодил" 20-х годов от "Крокодила" 50-х?

Сергей Мостовщиков: Первые выпуски "Крокодила" - это очень густонаселенное пространство. Нарисовано много людей, многие названы своими именами - в общем, все построено на реальных персонажах. А потом, в конце 30-х, происходит серьезный перелом, и люди исчезают. Им на смену начинают приходить обобщенные образы. Бюрократ. Халтурщик. Хулиган. Пьяница. Или, например, литературные герои: ворона и лисица, три мушкетера. Такая же история случается с внешними врагами: вначале они просто становятся неким множеством - в пространстве рисунка их очень много. А потом - тоже образами. Например, Ку-клукс-клан, дядя Сэм, или доллар, похожий на мешок.

Чем "История глазами "Крокодила" отличается от истории глазами ТАСС, "Правды" или "Московского комсомольца"?

Сергей Мостовщиков: Есть такая теория, чем отличается строение черепа травоядного от хищника.

Комментарии
Комментарии