Илья Осколков-Ценципер: на смерть хипстера

Илья Осколков-Ценципер: на смерть хипстера

Мне всегда были интересны мода и воздух времени: коды, образы или метафоры, которые определяют эпоху. Сейчас очевидно закончилась одна эпоха и начинается следующая: в стране подошли к концу затянувшиеся «нулевые», и самое нелепое впечатление производят люди, оперирующие понятиями, которые были важны еще год назад, но сейчас уже кажутся совершенно неадекватными. Хороший пример — слово «урбанистика», которое полностью выгорело.

Если посмотреть на глобальные тренды, то поколение, которое принято называть хипстерским, стало взрослым и его эстетика явным образом отходит в прошлое. В случае с ним впервые за триста лет молодежная субкультура оказалась настолько консервативна и антиреволюционна. У хипстеров наблюдалось полное отсутствие интереса к экзотическому, ведь внешние по отношению к Европе культуры всегда были источниками новых идей. Для Байрона такой культурой была Греция, для Пушкина — цыгане, для«Битлз» — Рави Шанкар. Но мир, в котором выросло это поколение, оказался шатким и эфемерным, им стало страшно, что он развалится. Хипстер не хочет перемен, максимум — чуть-чуть улучшить реальность. Героем нашей эпохи стал дизайнер, который делает все немного удобнее и не создает великих вещей.Это первое поколение, которое выросло внутри Интернета с компьютером в кармане. На фоне эфемерных технологий они цепляются за вещи, которые кажутся им реальными. Поэтому еда настолько важна для хипстера, который хочет, чтобы хотя бы то, что мы засовываем внутрь себя, было настоящим. Отсюда эта одержимость местной кухней: при ресторане есть огород, чтобы клиент знал, где курица жила, что ела и кто ее папа. Посмотрите, как выглядят фактуры последних пятнадцати лет: деревяшка должна быть не полированной, а поцарапанной и грубой. Мы хотим, чтобы наши вещи были тяжелыми, — стремимся ощущать в руке тяжелую вилку и понимать, что она настоящая. Отсюда же помешательство на крафте и хендмейде. Вот великий человек жарит тебе кофе каким-то несусветным способом, и у него одна кофейня, и он не хочет другую, потому что тогда он не сможет именно так жарить этот кофе.

Комментарии
Комментарии