Как Москву "чистили" перед Олимпиадой-80

*В октябре 1961 года Никита Хрущев пообещал, что к 1980 году советские граждане будут жить при коммунизме. Отчасти это обещание было выполнено. В 1980 году жители Москвы, Киева, Таллина, Минска и Ленинграда действительно почувствовали себя в некоей измененной, почти идеальной реальности, которую можно назвать «олимпизмом». *

На прилавках «вдруг» появились дефицитные продукты, деликатесы, заграничные газировки и «Мальборо», с улиц испарились «антисоциальные» элементы, уровень преступности приблизился к нулевой отметке, автомобили стали идеально чистыми, милиционеры — супервежливыми и по-праздничному опрятными. В общественном транспорте остановки объявляли на русском и английском. В городах-хозяевах Олимпиады-80 сформировалось то, что сегодня принято называть дружелюбной городской средой. Всё было бы идеально, если бы не понимание того, что всё это изобилие — «потемкинские деревни» и лебединая песнь советской экономики. Сохранилась записка Леонида Брежнева Константину Черненко, в которой он сомневается в целесообразности проведения Олимпиады. Генеральный секретарь был не уверен, что советская экономика сможет восстановиться после Игр. Но маховик уже был запущен, и все нужно было устроить в лучшем виде. В условиях Холодной войны Советский Союз просто не имел права ударить в грязь лицом — нужно было срочно «наводить марафет». И его навели.

Неблагонадежных элементов нетПервым делом нужно было разобраться с «человеческим фактором», очистить Москву и другие олимпийские города от всех неблагонадежных элементов, то есть от людей без определенного места жительства, от нищих, алкоголиков, фарцовщиков, наркозависимых, воров и проституток. «Жриц любви» в частности расселяли по отдаленным селам и санаториям под строгий присмотр местных участковых, однако в городах все же оставалась часть из них — те, что сотрудничали с Комитетом и могли добывать ценные сведения от иностранцев.

Комментарии
Комментарии