Колумбийка Сульма Меса — о радикальных русских, гречке и пенсионерах

Колумбийка Сульма Меса впервые приехала в Россию шесть лет назад, чтобы стать филологом. Она рассказывает, как пришлось отказаться от стереотипа о советской России и привыкнуть к нарушению личного пространства, а также почему в Петербурге она не может слушать латиноамериканскую музыку.

Чему вас научила Россия?

Люди смеются, когда слышат, что в Колумбии я училась в государственном университете с коммунистическим направлением и поэтому у меня было представление о России, как о советской стране. Конечно, я знала, что Советского Союза уже нет, но мне казалось, что что-то от него должно было остаться. Оказалось все совсем по-другому: ты приезжаешь в Москву — огромный капиталистический город с офисными зданиями и гипермаркетами, где ты можешь купить все. Впервые в городе я почувствовала себя маленьким человечком.

Первая зима в России была долгая и очень холодная, я часто болела и с трудом вставала на занятия. Но это тоже интересно, потому что в Колумбии всегда одна и та же погода: в основном идет дождь и тепло. В России же ощущение, что за один сезон ты проживаешь год.

К чему-то до сих пор не могу привыкнуть, например, к тому, что на тебя могут кричать. Заходишь в кабинет и здороваешься, а тебе могут сказать: «Закройте дверь и ждите». Здесь это нормально, и ты не должен обижаться: это нормальная женщина, которая делает свою работу. Просто русские — суровые.

Если ты стоишь неправильно, то тебя могут толкать. Я сначала думала кричать: «Милиция, меня толкают! Помогите», а потом привыкла. Но до сих пор не могу понять, почему нельзя просто сказать: «Дайте пройти». Вообще, в России люди радикальные. Если нужно что-то изменить — это сразу революция или перестройка. Нет постепенных реформ, все слишком глобально

Кто сыграл для вас важную роль?

Мне кажется, российская молодежь не зациклена на политике, несмотря на нескончаемые потоки информации со страниц газет, ТВ и интернета. Отношения между людьми занимают их больше, и это нормально. У меня за это время появилось достаточно много друзей, они важны для меня и, конечно, влияют на меня и на мое восприятие России.