Скульптор Коненков предсказал Сталину начало Великой Отечественной войны

В жизни Народного художника СССР, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии Сергея Коненкова было много загадок. И не все еще тайны раскрыты.

РОДЕН-НЕВОЗВРАЩЕНЕЦ

В начале прошлого века его называли русским Роденом. Перед революцией 1905 г изваял скульптуру «Самсон, разрывающий цепи». Царские власти узрели в библейском персонаже намек на пролетариат, бедного Самсона уничтожили. В ту первую революцию он закупал браунинги для рабочих дружин и сам сражался в Москве на баррикаде у ресторана "Прага".Позже продолжал ваять камнебойцев, рабочих, воплощая в их образах свою высокую мечту о свободном человеке. Октябрьский переворот в 1917-м встретил с восторгом. Активно поучаствовал в ленинском плане монументальной пропаганды. Встречался с самим Ильичом. Что не мешало вести богемный образ жизни.

Его мастерская была модным светским салоном. Здесь бывали известные писатели, поэты, художники. Тот же Сергей Есенин считал мастерскую Коненкова своим вторым домом, приводил сюда Айседору Дункан.«Я русский скульптор, - писал позже Коненков другому вождю пролетариата - Сталину. - Жил и работал в Москве. Работы мои имеются в музеях Москвы, Ленинграда, Смоленска, Казани, Симбирска и др. Был три года руководителем скульптурного отдела Государственных мастерских, а также скульптурного отдела Пролеткульта. Был председателем профессионального союза скульпторов. На кремлевской стене около Мавзолея Ленина, мемориальная доска "павшим в борьбе за мир и братство народов", а в Музее революции на бывш. Тверской, Стенька Разин с ватагой - мои работы. Был я также не малый пьяница. В Америку выехал легально с выставкой русских художников в декабре 1923 г."

Сталин на письмо не ответил.

Оно и понятно. Уезжал-то Коненков на несколько месяцев еще при Ленине. Выставка закончилась, а он… остался в Америке. На 20 с лишним лет. Невозвращенец! Хорошо, хоть Советскую власть не клеймил за океаном, как иные отщепенцы.

Модный скульптор имел за океаном много заказов, не бедствовал. По-прежнему вел богемный образ жизни. Представляете, идет по Нью-Йорку русский богатырь с лохматой головой, окладистой бородой. А на шее вместо воротника – живой кот!