В лаборатории космических полетов

В кабине Марсианка — маленькая, гладкая, круглоголовая собачонка. Частое дыхание колышет ее грудную клетку, стянутую одеждой. Количество дыхательных движений — 69 в минуту. И это при норме 20—30! Пасть чуть приоткрыта, собака тянется из кабины, отказывается от еды. Лаборантка ставит животному градусник. Температура 40,2 — значительно выше обычной.

Рядом — Ильва. Она ведет себя совсем иначе: с поднятой головой лежит неподвижно, напоминая плюшевую игрушку. Только беспокойное движение глаз говорит о том, что все в ней напряжено. Пасть Ильвы крепко сомкнута, но дыхание и температура несколько превышают норму.

А вот Жемчужина. В ее поведении как будто не произошло никаких изменений: температура нормальная, число дыханий и электрокардиограмма обычные.

Такова одна из картинок приучения будущих маленьких космонавтов к кабине, которая чуть больше, чем сама собака.

Все знают, как активны и подвижны собаки. И вот таких животных надо подолгу тренировать в тесней камере. На первый взгляд кажется, что добиться этого почти невозможно. Можно ли перестроить поведение животного, сделать столь неестественное для него естественным, простым и легким?

Зарубежные ученые большей частью используют в своих экспериментах заранее усыпленных, наркотизированных обезьян. Советская космическая медицина с самого начала ее возникновения поставила перед собой другую задачу: работать не с наркотизированными, а с бодрствующими, здоровыми животными. Вот почему тренировка приобрела особенно большое значение. А для того, чтобы ее осуществить, были разработаны и теоретически обоснованы принципы и программа обучения.

Как же проходят тренировки?

Процесс этот совершается в три этапа.

Приучают собак в специальной «тренировочной» комнате. Это светлое помещение с цементным полом, широкими деревянными скамейками, небольшими ковриками, расположенными на утепленных настилах.

Комментарии
Комментарии