Нервная работа и психическое здоровье сотрудников

На фоне трагедии с самолетом Germanwings нам снова приходится задуматься о том, насколько мы далеки от разумной концепции по отношению к душевным расстройствам на работе, особенно в профессиях, сопряженных с повышенным риском.

Можно ли разрешать пилотам, в истории болезни которых значится депрессия, управлять пассажирскими лайнерами? Стоит ли позволять менеджерам, регулярно принимающим психотропные препараты, руководить сложными и тонкими операциями? Можно ли повышать до руководящих постов сотрудников, наблюдающихся у психиатров? Мы неуклюже спотыкаемся, пытаясь обсуждать подобные сложные вопросы, и в то же время ответы на них оказывают огромное влияние на текущую работу наших компаний, на то, как нам нанимать специалистов.

И простых ответов на них в контексте организаций нет и быть не может. Но как человек, который страдает (часто молча) от психической болезни более тридцати лет, я могу поделиться личным опытом того, как справиться с ней на рабочем месте. Я работала в консалтинговых компаниях с мировым именем и в издательских домах как Европы, так и США. Деятельность в серьезной корпорации, может быть, и не включает в себя ответственность за жизнь других людей, как работа пилота, но, безусловно, в ней не меньше стресса.

Я одна из немногих счастливчиков. По данным Национальной ассоциации по борьбе с психическими заболеваниями, лишь 20—40% людей с душевными расстройствами трудоустроены. Итак, что же отличает эти 20—40% от остальных? Что позволяет нам эффективно функционировать на работе с большими психическими нагрузками? Из своего опыта я могу выделить следующие факторы.

Сами по себе таблетки — не проблема. Все вокруг — от представителей профессиональных ассоциаций до людей на улице — утвреждают, что летчикам, принимающим лекарства от психических недугов, нужно запретить управлять авиалайнерами. На самом же деле подобные лекарства способны избавлять пациентов от депрессии и других расстройств, позволяя нам вести обычную жизнь.

Комментарии
Комментарии