Оправданная жестокость

Анатолий Тасминский по крупицам собирает информацию о партизанском движении. В Белоруссии воевал в должности комиссара отряда его отец, Иосиф Тасминский. Об этом-то формировании и пишет в своей книге «Отряд» полковник в отставке Анатолий Тасминский.

«СП»: - Анатолий Иосифович, удалось ли вам в «Отряде» донести до читателя всю правду о войне?- Да, я отдавал себе отчет, что писать надо только о том, что действительно имело место. И потому за основу брал только то, что подтверждалось перекрестьем воспоминаний ветеранов Отряда и документами партизанского отдела Национального архива Республики Беларусь. При встречах ни один из ветеранов не упрекнул меня в том, что в книге есть домыслы или неправда. Наоборот, все отмечали: в книге только правда, чем я очень горжусь.Буду откровенным, неточности – были. На них мне указал один из ветеранов – Герой Советского Союза Виктор Ильич Ливенцев, бывший в «то» время сначала подпольщиком, потом командиром отряда, а затем и командиром большой партизанской бригады. Так, в «таком-то бою» из пушки по позициям врага, блокировавшего партизан, стрелял именно он, Ливенцев, у меня же назван другой человек. Но ветеран тут же успокоил меня: «Не переживайте. Уж у меня в этом отношении опыт есть! Сколько раз бывало: в бою идем с товарищем рядом, а после, вспоминая перипетии боя, не можем согласиться друг с другом в описании отдельных эпизодов – каждый по-своему рассказывает! Ну, а если минуло с тех пор десятки лет… Чего уж там… Важно, что у вас в книге поданы правдиво схемы боёв, точны даты. Что ещё? У вас почему-то бойцы-партизаны часто обращаются к командному составу по имени отчеству, а то и просто по имени. Нет, у нас было одно – «командир!».

Комментарии
Комментарии