Заминировать и сжечь Москву: секретный план НКВД

3 октября 1941 года в дом № 6 по Сретенскому бульвару вошли двое в штатском. Они воспользовались отдельным входом в двухкомнатную квартиру полуподвального типа. В ней проживала семья Максима Нечипоренко, рядового полиграфиста Госзнака. Гости сразу прошли в кухню, а 10-летнему Олегу Нечипоренко сказали, что это – папины «знакомые», и попросили подростка выйти, чтобы не мешал.

В эксклюзивном интервью об этих событиях телеканалу «Звезда» рассказал Олег Максимович Нечипоренко, бывший сотрудник ПГУ КГБ СССР, работавший в подразделении внешней контрразведки (управление «К»).

«Только спустя год старший брат рассказал мне, что наша квартира должна была стать явочной, в случае оставления Москвы нашими войсками. Она была включена в систему подполья, которое осенью 1941 года в срочном порядке организовывали в столице. Выбор был сделан не случайно, - центр города, но самое главное – у нее был вход с улицы и «черный ход». Он у нас был закрыт стенным шкафом. Под полом – котельная, значит, подслушивать разговоры было, практически, невозможно, а еще она была полностью изолированная, никаких соседей не было», - говорит Олег Нечипоренко.

Комментарии
Комментарии