Бродский и котики

Бродский и котики

Иосиф Бродский (1940–1996) «боготворил котов потому, что сам себя сравнивал с ними» и желал стать в следующей жизни «усатым и хвостатым». О мистических историях, рассказанных друзьями поэта.

В эссэ «Полторы комнаты» Иосиф Бродский пишет о маме: «…Мы звали её Маруся, Маня, Манечка (уменьшительные имена, употреблявшиеся её сёстрами и моим отцом) и Мася или Киса — мои изобретения. С годами последние два получили большее хождение, и даже отец стал обращаться к ней таким образом… Киса, эта нежная кличка кошки, вызывала довольно долго её сопротивление. „Не смейте называть меня так! — восклицала она сердито. — И вообще перестаньте пользоваться вашими кошачьими словами. Иначе останетесь с кошачьими мозгами!“ Подразумевалась моя детская склонность растягивать на кошачий манер определённые слова, чьи гласные располагали к такому с ними обращению. „Мясо“ было одним из таких слов, и к моим пятнадцати годам в нашей семье стояло сплошное мяуканье. Отец оказался этому весьма подвержен, и мы стали величать и обходиться друг с другом как „большой кот“ и „маленький кот“. „Мяу“, „мур-мяу“ или „мур-мур-мяу“ покрывали существенную часть нашего эмоционального спектра: одобрение, сомнение, безразличие, покорность судьбе, доверие. Постепенно мать стала пользоваться ими тоже, но главным образом дабы обозначить свою к этому непричастность…».

Комментарии
Комментарии