Ион Деген: вечером учил меня водитель, как правильно танцуют падеспань...

Известный мастер телерепортажа Михаил Дегтярь очередную документальную работу озаглавил без затей - "Деген", решив, что имя героя фильма ярче любого названия. Расчет оказался верен: на состоявшейся в московском Центре толерантности премьере картины о фронтовике, авторе легендарного стихотворения "Мой товарищ в смертельной агонии", зал был полон. Кроме прочего, зрителям представился редкий шанс лично пообщаться со специально прилетевшим на пару дней из Израиля Ионом Лазаревичем, которому 4 июня должно исполниться девяносто.И в фильме, и в нашем разговоре речь, по большей части, шла о войне, на которую он ушел десятиклассником.

4 РАНЕНИЯ, 22 ОСКОЛКА И ПУЛИ

- Смотрел я фильм и поражался, как вам, Ион Лазаревич, удается хранить в памяти все до мельчайших деталей? Ведь с 45-го столько воды утекло...

  • Да разве такое забудешь? Это навсегда со мной... До войны я жил в Могилеве-Подольском, городке на старой границе между Советским Союзом и Румынией. Один берег Днестра - наш, второй - чужой. В 41-м окончил девятый класс и на лето устроился вожатым в пионерлагерь. Правда, долго поработать не получилось. Фашист не дал. Я пошел Родину защищать.

*- А как могли шестнадцатилетнего пацана взять в армию?*- Никто меня не призывал, сам напросился! Выхода иного не было. Расквартированная в Могилеве-Подольском 130-я стрелковая дивизия в первых же боях понесла колоссальные потери. Откуда взять пополнение? Только из добровольцев. Я с детства пропадал на территории местного 21-го погранотряда, к шестнадцати годам мог стрелять из всех видов оружия, включая пулемет, хорошо ездил верхом, разбирался в гранатах. Словом, мы с ребятами отправились в штаб 130-й дивизии, и молоденький капитан, который в иной ситуации на пушечный выстрел не подпустил бы желторотых юнцов, обрадовался так, словно именно нас и ждал. Мы, вчерашние школьники, записались красноармейцами в истребительный батальон.

Комментарии
Комментарии