Как в первые дни войны в Риге расстреляли заключенных

*Этот документ в свое время я сфотографировал в экспозиции Музея оккупации в Риге. Сначала бросилась в глаза размашистая резолюция наркома государственной безопасности Латвийской ССР капитана госбезопасности С. Шустина, датированная 26 июня 1941 года: «Ввиду социальной опасности всех расстрелять». Потом присмотрелся и к тому, кого и за что приговорила тогда к смерти «тройка» в составе пресловутого наркома ГБ, председателя военного трибунала войск НКВД Латвийской ССР военюриста 2-го ранга Солдатикова и помощника военного прокурора по следственным делам Прибалтийского военного округа военюриста 2-го ранга Солнцева. *

Последний из приговоренных пронумерован цифрой 78, хотя реально людей в том списке больше: под некоторыми номерами записано сразу по несколько человек. Так, например, под № 36 записано сразу шесть человек: Матвей Николаевич Кузнецов, Яцен Абрамович Коган, Петр Евстратович Долгов, Сергей Антоньевич Алексеев, Иван Карлович Херлинг и Павел Янович Лусис. В чем их преступление? Как гласит запись в графе «Сущность обвинения», указанные лица «во время бомбардировки гор. Риги по договоренности световыми сигналами указывали объекты бомбардировки».По договоренности, надо полагать, не столько друг с другом, сколько с немцами – иначе как еще пилоты Люфтваффе поймут, что именно им надо бомбить в такой незнакомой Риге, да? Правда, как именно обвиняемые подавали те «световые сигналы», что это были за сигналы и как ими можно было указать на конкретные объекты, так и не сказано. Да и как представить себе это «целеуказание»: они, что, бегали по рижским крышам с карманными фонариками, раскладывали там же костры, пускали зеленую ракету или просто махали зажженными спичками из окон своих квартир? В надежде, что немцы не только засекут эти шаманские сигналы и пляски, но еще и правильно поймут их?!
Вот только какой мог быть прок в тех сигналах, даже если они и были, коли пилоты Люфтваффе видеть их не могли в принципе: немецкая авиация бомбила Ригу с достаточно больших высот и в дневное время. К тому же, знаете ли, как-то трудно себе представить, что немецким самолетам радостно сигнализировал человек с таким «говорящим» именем, как Яцен Абрамович Коган.

Комментарии
Комментарии