Псковские агенты гестапо или пособники фашистов в 1941

*Псковская православная миссия, открытая в 1941-м в Пскове с «благословения» немецкого командования, давно привлекает внимание как профессиональных историков, так и широкой публики. Деятельность религиозных организаций на оккупированных территориях – тема сложная и противоречивая. До сих пор идут споры: кем были эти священники: агентами гестапо, как уже после войны утверждали в известных органах, или… «новыми крестителями Руси», мучениками, которые понимали, что заранее обрекают себя на обвинения в пособничестве фашистам? Положение, в котором они тогда оказались, описывается известной кинематографической формулой «свой среди чужих – чужой среди своих». Так ли это на самом деле? Корреспондент «Совершенно секретно» попытался ответить на этот вопрос. *

Сначала вспомним события лета 1941 года. Немецкие войска вошли в Псков 9 июля – через две недели после начала войны. Гитлеровцы считали город «ключом к воротам Ленинграда», поэтому придавали ему особое значение. Псков с его 50-тысячным населением был буквально нашпигован войсками. В нем разместился штаб командования Северного фронта, штаб абвера Северной группы войск, который контролировал деятельность контрразведки 16–18-й армий. Располагалась в городе и так называемая абверкоманда-304, которая занималась организацией диверсионной работы, подготовкой агентов, переброской их в глубокий советский тыл. Каких только мундиров не видели улицы города!
Гитлеровцы, власовцы, эстонские и латышские фашисты с характерными нашивками на рукавах, белоленточники из отрядов самообороны «Омакайтсе», не говоря уже о полицаях в полувоенной форме – общая численность гарнизона составляла порой до 20 тыс. человек. Понятно, что для мирных жителей места в оккупированном городе не было. За любую провинность новая власть наказывала смертью.

Комментарии
Комментарии