Реальная история: как победить рак крови

<i>Ежегодно в России фиксируется более 2500 случаев миелобластного лейкоза. Пересадка костного мозга дает шанс на полное выздоровление, но часть пациентов сталкивается с тяжелыми трансплантационными осложнениями. Писательница Анна Литвинова поговорила с Марией Самсоненко: донором для нее стала сестра.</i>

Случилась беда

Мама умерла, когда мне было 13. Через пару месяцев после ее смерти папа (он офицер) принес кулинарную книжку. На обложке было написано: «Правильное питание для военнослужащих». Папа протянул книгу мне и сказал: «Маша, теперь у нас готовишь ты».

Раньше я яичницы не умела пожарить, но хлопотать по хозяйству научилась легко. И, хотя тосковала о маме, совсем несчастной себя не чувствовала. Ведь у меня был отец – замечательный, очень добрый. А еще сестра Саша – младше на год и десять месяцев. Мы с ней всегда дружили, а после маминой смерти еще сильнее сплотились. Пусть сестренке, как младшей, позволялось чуть больше, чем мне, я не обижалась.

Мы никогда с ней не дрались, не делили мальчишек. Одалживали друг у друга наряды. А выросли разными. Я получилась более домашняя, Сашуля активно строила карьеру. А когда мне исполнилось 26 лет, случилась беда.

Я долго не могла понять, что со мной происходит. Да, работаю, воспитываю дочь, кручусь по хозяйству. Все так живут. Только почему же я устаю до такой степени, что вечерами буквально ложку ко рту не могу поднести?! Однажды добежала до районной поликлиники. Терапевт даже анализов брать не стала, только отрезала: «Грипп», – прописала антибиотики. Я начала их пить, но через три дня мне стало совсем плохо. Поднялась высоченная температура, и меня на «скорой» отвезли в больницу.

Никогда не забуду свою первую неделю там. Лежала я в палате на шесть человек, и мои соседки – пожилые женщины – умирали одна за другой. А я чувствую себя настолько ужасно, что даже не могу сообразить, от какой болезни они гибнут. Слышу только, как все кругом говорят: «Кровь, кровь». На пятый день я взбунтовалась.

Комментарии
Комментарии