Даниил Гранин: мы победили, и война закончилась

- Даниил Александрович, Великая Отечественная война дала мощный импульс развитию литературы: фронтовая поэзия, проза, драматургия достигли недосягаемых высот. Чем вы объясняете этот феномен?

  • Я думаю, что война, конечно, вдохновила многих писателей, поэтов, драматургов самых разных направлений. Тут и белорус Василь Быков, и Константин Симонов, и Александр Твардовский, и Эммануил Казакевич, и Константин Ваншенкин, и Михаил Исаковский, и Ольга Берггольц… Можно назвать десятки людей, которые стали авторами замечательных произведений. И эти вещи останутся надолго, потому что они озарены не только силой человеческого таланта, но и отмечены каким-то небывалым подъемом в истории русской литературы. Невероятное напряжение, смертельная опасность, тяжелые испытания — все это и выплеснулось каким-то образом на бумагу.

- В фестивале «Литература и кино», по традиции, участвуют только фильмы-экранизации. В чем трудности воплощения на экране классики военных лет?- В основе кино лежит литературное произведение. Кому-то из режиссеров удается воплотить его без потерь, а кому-то не удается. Важно то, что литературные произведения остаются как материал для многих и многих новых экранизаций. Тут, конечно, возникает другая проблема: насколько правдиво и честно получается у режиссера отразить на экране то, что написано когда-то автором. Людям, которые не воевали, конечно, труднее избежать ошибок.

- Даниил Александрович, вы ушли на фронт добровольцем в 1941 году. Что вы чувствовали в те самые первые, самые страшные месяцы войны? Была ли у вас тогда уверенность в победе?- На каком-то этапе, где-то в конце 1941 года, наше положение было настолько тяжелым, что были сомнения, сумеем ли мы выиграть войну или нет. Когда немцами уже были захвачены Белоруссия, Украина, Прибалтика, Центральная Россия, положение казалось нам безнадежным.Это надо признать. Хотя где-то в сокровенных глубинах души всегда было ощущение: не может быть, что мы проиграем! Этого быть не может! Все понимали, что тут был какой-то рубеж, Рубикон.Это как у Пушкина, который писал о войне 1812 года: «Кто нам помог? Остервенение народа…

Комментарии
Комментарии