Эволюция московской бездельницы

Эволюция московской бездельницы

Москву последних двадцати с лишним лет невозможно представить без девушек, которые несут себя как подарок, живут за счет мужчин и интересуются тем, что другие называют «работой», только как способом развеять скуку.

Глянцевые журналы деликатно называют их it girls, на Западе — голддиггершами, в народе — погрубее, на буквы «б» и «с». Мы же в Time Out их нежно любим, потому что без них вечеринки были бы скучнее, и обсуждать было бы некого. Для московской бездельницы работа — это спасение от скуки, приятное времяпровождение, способ познакомиться с богатым мужчиной и попытка доказать окружающим, что она способна на большее, чем радовать своим присутствием мужчин (или одного мужчину). Дело, в которое можно вложить время, энергию, ну и капитал спутника, чтобы он потом показывал на нее друзьям со словами: «Смотрите, моя делом занята, не то что ваши».

Московская бездельница на самом деле работает с утра до ночи: она учится на психолога (чтобы учить других людей жить, сейчас это главная профессия du jour) или курирует благотворительный фонд (потому что это благородно). Time Out проследил за развитием этого интереснейшего персонажа и вспомнил профессии, которые она делала модными, — ненадолго и к ужасу людей, которые ими уже занимались.

Спутница

1992–1997

Она же «студентка». Это было новое время, навсегда испортившее такие хорошие русские слова, как «солидный господин» и «спутница». В отечественных светских хрониках появляется гениальная формулировка «… со спутницей», которая жива и сегодня. Употреблялась первыми светскими хроникерами, которые не знали, с кем же это пришел ньюсмейкер, и даже не планировали запоминать этих девушек, потому что 90% из них быстро исчезали с радаров навсегда. В том или ином виде без потерь сохранилась до сих пор, но именно в середине 1990-х слово «спутница» получило новое значение.

Модель

1995–2000

Расцвет эпохи, когда каждого не слишком юного лысоватого толстячка обязана была сопровождать блондинка модельного типа на три головы выше его. В Москве пооткрывались бордели под вывесками модельных агентств, что неудивительно — это была эпоха супермоделей, наши девушки начали делать карьеру на западных подиумах, а журнал Top Model, быстро закрывшийся в Америке, выходил в России с большим успехом. Конечно, первые нувориши увидели всю эту красоту и захотели иметь ее в своей постели.

Комментарии
Комментарии