Натуральный обмен и стократная накрутка: как работали рынки в годы ВОВ

Рынок – всегда пестрая и многоликая стихия, и в годы войны он продолжал оставаться таковым. Здесь встречали и бабушку, пытавшуюся продать последнее пальто, и спекулянта, принимавшего исключительно золотые украшения. В годы Великой Отечественной правоохранители на рынок практически не заглядывали, хотя изредка проводились показательные облавы и чистки.

«Милиционеры, наблюдавшие за рыночной торговлей, число которых, кстати сказать, день ото дня уменьшалось, так как они умирали от голода в большом количестве, не препятствовали рыночной торговле и рыночному обмену», – писали о Ленинграде.

В блокадном городе рыночная цена килограмма хлеба во много раз превышала среднюю зарплату, а государственную цену перекрывала в сотни раз. Если государство готово было расстаться с хлебом за 1 руб. 70 коп. – 1 руб. 90 коп., то на рынке в январе 1942 года цена доходила до 450-500 рублей, а в отдельных случаях – до 800 рублей! Правда, и по такой цене хлеб расхватывали моментально. В декабре 1943 года, когда окончательный прорыв кольца вокруг города был близок, цены снизились до 50 рублей за килограмм при средней зарплате в 250-300 рублей. Реальные деньги в расчетах на рынке практически не использовались, котировался исключительно натуральный товар – масло, сахар, хлеб и особенно папиросы. «Продают все, что может сгодиться в это лихое время: керосин, жмых, дрова, прочищалки для примусов, одежду. Меняют хлеб на одежонки, одежонку на хлеб».

Толкучки возникали у традиционных колхозных рынков, и гонять толпу торгующих было бесполезно – она моментально перемещалась в соседние переулки. На рынок несли одежду, предметы домашнего обихода. Изредка случалась удача, когда перчатки, например, выменивали на 750 граммов гречки, а шерстяную юбку на два килограмма дуранды. Дурандой называли жмых, остатки растений после удаления масла. «Дуранду я боготворил. Она как-то отвлекала. Чувства голода я не помню, может привык к тому, что было. Но когда можно было пососать чуть-чуть дуранды, это было вкуснее теперешних конфет и разносолов», – говорит один из свидетелей тех страшных лет.

Комментарии
Комментарии