Испанец о теплых русских зимах и черном юморе

Испанец о теплых русских зимах и черном юморе

Когда мне было 16 лет, я слушал симфонию Шостаковича с текстом Евтушенко. Там был перевод на английский и оригинал на русском, но написанный латинскими буквами. Я ничего не понял, конечно, но удивился, что были странные предлоги типа «в» — в испанском нельзя даже представить такой предлог, потому что у нас больше гласных, чем согласных. Еще были слова, которые я мог понять, но со странными окончаниями, типа «Египту». Я нашел академию, в которой преподавали русский. Потом продолжил учить язык в институте, где были программы обмена с МГЛУ, и на шесть месяцев отправился в Москву. Остаться в российской столице после этой программы оказалось проще, чем я думал: просто постучался в двери университетов и предложил себя на место учителя испанского языка. Меня взяли в РГГУ.

В Москве меня впечатлило прежде всего пространство — здесь очень широкие улицы. Нравится, как расставлены дома: современная высотка может соседствовать с древней церковью и жилым домом XX века. На Канарах все слишком спокойно, а здесь — наоборот, очень быстро все. Мне нравится час пик в метро, это ощущение моря лиц, когда ты чувствуешь себя, как молекула, ты кто-то — и ты никто. На Канарах каждый день встречаешь знакомых и некоторых даже приходится избегать, здесь же этот риск сведен к минимуму. У нас нет снега, поэтому для меня он был да и остается экзотикой — каждый раз как дурак радуюсь. Только на Канарах зимой холоднее: там высокая влажность, до костей пробирает, а в Москве холод другой.

В первый же год в России мне попалась смешная подработка. Один знакомый из РГГУ сказал, что нужен носитель испанского, который знает русский. Я сходил в офис, где меня сразу огорошили, что работа будет связана с сексом. Я напрягся. Меня успокоили, объяснив, что речь шла о переводе сексуального разговорника. Издание лежало на прилавках главных книжных Москвы — в «Библио-глобусе», например. Одна моя студентка заметила мое имя на обложке — мы потом вместе над этим посмеялись. Видел парня, который читал его в метро. У всех моих друзей есть эта книга — они ее купили как трофей, потому что в примерах я использовал их имена.

Комментарии
Комментарии