Как белые эмигранты становились диверсантами

История так называемой Русской национальной народной армии (РННА), или – что точнее – экспериментального соединения «Граукопф» (Graukopf в переводе с немецкого – «Седая голова»), до настоящего времени является одной из малоизвестных страниц Второй мировой войны. Это формирование представляло собой одну из первых относительно масштабных попыток германской разведки и командования группы армий «Центр» создать на Восточном фронте дееспособное русское коллаборационистское соединение.

Изначально РННА дислоцировалась в поселке городского типа Осинторф и подчинялась абверкоманде-203. Командный состав «Граукопф» был представлен преимущественно радикально настроенными российскими эмигрантами. Большинство из них были соратниками русских фашистских организаций, некоторые – агентами абвера, а кто-то уже имел опыт борьбы против большевизма в ходе гражданских войн в России и в Испании. Личный состав также набирался в ряде немецких лагерей для советских военнопленных. Эксперимент продолжался относительно недолго – с марта 1942 г. до ноября 1943 г., когда русские батальоны были переброшены на Западный фронт – во Францию.

Опыт создания и деятельности РННА использован немцами уже при формировании власовской армии: так называемого Гвардейского батальона РОА и Вооруженных сил Комитета освобождения народов России (ВС КОНР). К власовскому движению со временем присоединились и многие бывшие командиры «Граукопфа».

В НАЧАЛЕ «СЛАВНЫХ» ДЕЛУ истоков создания экспериментальной части, состоящей из российских эмигрантов, бывших советских военнопленных и перебежчиков, стоял Сергей Никитич Иванов, берлинский радиоинженер и авантюристически настроенный активист русского фашистского движения. Сергей Никитич и его младший брат, Николай, подвизавшийся на ниве радикально-националистической журналистики, принадлежали к плеяде крайне правых русских эмигрантов, безоговорочно принявших идеи и лозунги нацизма и пытавшихся экспортировать коричневую модель на русскую почву.

Комментарии
Комментарии