«Для русских поэт - бог»

Опубликованы воспоминания об Иосифе Бродском его американской издательницы Эллендеи Проффер.

Общеизвестен конфликт Евтушенко и Бродского — и тем не менее Бродский, как никто другой в ХХ веке, воплотил строчку Евтушенко: «Поэт в России больше, чем поэт». Как вам кажется, до какой степени это «больше» было результатом продуманной стратегии, а до какой — результатом цепи случайностей? И когда это началось? Вероятно, с суда?Очень сложно ответить на этот вопрос, но скажу вам о том, что мы с Карлом поняли рано. Ахматова дала Иосифу понять, как себя вести во время суда. У нее было чувство судьбы, чувство истории литературы. Она понимала, как все работает. Имейте в виду, ведь это она рассказала Исайе Берлину в Лондоне, когда туда поехала, что есть такой Иосиф Бродский и что он — настоящий поэт. Она сделала это нарочно — зная, чувствуя. Без этого ничего бы не произошло. Так же и Надежда Яковлевна Мандельштам послала нас с Карлом к Бродскому: она тоже знала заранее. Это были особенные, необычные люди. Иосиф получил от Ахматовой важные понятия. Он был очень умен в этом смысле — схватил сразу, как надо себя вести. Когда он отвечал на вопросы на суде, он говорил голосом Ахматовой. Иначе он вел бы себя иначе, я убеждена. Но это одно. А другое — конечно, Иосиф не заставлял выслать его! Это была судьба. Характер — это судьба. У него был такой характер. Они сказали: «Прекратите!» Он не прекратил. Они сказали: «Молчите!» Он не замолчал. Он шел на конфронтацию, таким был его характер. Это было не ради репутации.

Читайте далее на сайте Афиша

Комментарии
Комментарии