«Я знаю кучу людей родом из Питера, а в Эрмитаже они ни разу не были»

«Йод» выяснил, зачем жители культурной столицы ходят на «Ночь музеев»

В ночь с 16 по 17 мая во многих городах России прошла ежегодная международная акция «Ночь музеев», во время которой музеи остаются открытыми всю ночь и пытаются развлечь посетителей чем-то помимо постоянных выставок. Акция также прошла и в Санкт-Петербурге — участие в ней приняли 97 площадок города. Специальный корреспондент «Йода» узнал, зачем люди идут на «Ночь музеев», уважают ли они Достоевского и каково это — слушать Баха ранним утром. Как выяснилось, для многих посетителей фестиваль — всего лишь «тусовка для галочки».

Фонтанный Дом. Музей АхматовойВ саду Фонтанного Дома — шумно. Люди переговариваются около входа в музей Анны Ахматовой; на небольшой сцене все желающие танцуют твист; по всему саду расхаживают одетые в советские костюмы сотрудники музея, и волонтёры и разыгрывают сценки; под открытым небом смотрят «На последнем дыхании» Годара; идут поэтические чтения.

По аллее прохаживается бородатый мужчина 65 лет в длинном плаще и с дымящейся сигаретой. Петербургского поэта Бориса Лихтенфельда пригласили читать свои стихи. Он декламирует мне своё четверостишье: «Скоро-скоро, дух наш сбросит, прозрев, / кандалы своих скреп — / и сакральный бизнес-проект „РФ“ / поглотит Эреб». По мнению Лихтенфельда, «Ночь Музеев» — это пир во время чумы. Пьяные люди этой ночью его не очень беспокоят, а вот то, что происходит в стране, — «конечно, ужасает».

Комментарии
Комментарии