Фрегат «Паллада»

«Где взять силы, чтоб воспринять массу великих впечатлений?»
Фрегат «Паллада»

Иван Гончаров, коллежский асессор, купеческий сын, уроженец Симбирска, выпускник Московского университета, столоначальник департамента внешней торговли министерства финансов, автор романа «Обыкновенная история», в октябре 1852 года отправляется в кругосветную морскую экспедицию.

Это не коммерция, не развлечение и тем более не «морское путешествие для поправки здоровья», как писали в английских романах. Речь шла о большой политике: Россия и Америка имели виды на Японию, в те времена для иностранцев закрытую. Обе страны отправили туда свои военно-морские эскадры с целью установления с Японией политических и торговых отношений. Обе страны своего добились, но Россия, пожалуй, получила больше: результатом экспедиции, среди прочего, стала книга Гончарова «Фрегат Паллада», которую читают с тех пор вот уже полтора века с неослабевающим удовольствием.

Для Ивана Гончарова это плавание — служебная командировка. Он назначен секретарем адмирала Евфимия Васильевича Путятина, опытного моряка и дипломата. Ему сорок лет.

Называть Ивана Гончарова купеческим сыном — верно, но не вполне. Отец его умер, когда мальчику было всего семь лет, и за дальнейшее его мужское и интеллектуальное воспитание взялся крестный, Николай Трегубов, отставной моряк. Так что морская тема сухопутному симбирскому жителю была не столь уж чужда: моря Иван Александрович, как видно по книге, не боится, и даже не страдает морской болезнью. И все же он — не моряк, взявшийся за перо, а литератор, дерзнувший уйти в море:

«Хотя я и беспечно отвечал на все, частию трогательные, частию смешные, предостережения друзей, но страх нередко и днем и ночью рисовал мне призраки бед. То представлялась скала, у подножия которой лежит наше разбитое судно, и утопающие напрасно хватаются усталыми руками за гладкие камни; то снилось, что я на пустом острове, выброшенный с обломком корабля, умираю с голода… Я просыпался с трепетом, с каплями пота на лбу. Ведь корабль, как он ни прочен, как ни приспособлен к морю, что он такое? — щепка, корзинка, эпиграмма на человеческую силу. Я боялся, выдержит ли непривычный организм массу суровых обстоятельств, этот крутой поворот от мирной жизни к постоянному бою с новыми и резкими явлениями бродячего быта? Да, наконец, хватит ли души вместить вдруг, неожиданно развивающуюся картину мира? Ведь это дерзость почти титаническая! Где взять силы, чтоб воспринять массу великих впечатлений? И когда ворвутся в душу эти великолепные гости, не смутится ли сам хозяин среди своего пира?».

Читать дальше на сайте Geo.ru

Комментарии
Комментарии