Алексей Иванов: Девяностые надолго заклеймены и прокляты

Алексей Иванов обладает главной приметой большого писателя: он не повторяется. При этом свой почерк у него есть и узнается он мгновенно. Кто-то любит описывать приключения, кто-то – отношения, а Иванов любит и умеет воссоздавать среду – традиции, корни, жаргон. Кроме того, на все случаи жизни у него есть своя собственная теория, иногда фантастическая, а иногда удивительно трезвая, как теория пиксельного мышления из «Блуда и МУДО» или мысль о глобальном российском недоверии из нового романа «Ненастье». При всей своей расчетливости он берется только за то, что интересует его по-настоящему.

Искать в литературе идеал – непродуктивно

– «Ненастье» – роман фактически о лихих 90-х. Вообще, сегодня интерес к тому времени очень высок. Но насколько мы приблизились к пониманию того, что такое 90-е?

– Мне сложно отвечать сразу «за всех», но думаю, на уровне обыденных и расхожих мнений девяностые надолго заклеймены и прокляты. В целом ничего хорошего общество в той эпохе не обнаруживает. Да, девяностые очень выразительны драматургически, в них множество сюжетов и героев, они еще долго будут привлекательны для тех, кто придумывает интересные истории – для писателей, сценаристов, драматургов. Но приближает ли нас этот экшен к пониманию? Не уверен.

Для генерации самоуверенных верхоглядов, которая сформировалась на сытой отрыжке нулевых, девяностые – уже скучный штамп, эдакий парк юрского периода, микс из газетных статей и блатных саг. И в романе у меня есть герой, который выражает это мнение, хотя и банальное, зато броское.

Увы, общество не видит мощного созидательного тренда, который существовал во времена реформ. Ведь главной задачей девяностых было не построение справедливого государства, а формирование частной собственности и демократических процедур. И со своей задачей лихие и безбашенные девяностые справились куда лучше, чем, например, сытые и благополучные нулевые с задачей создания иллюзии процветания.

Комментарии
Комментарии