Галина Синцова: «Я шестидесятница, во мне всегда жил бунтарский дух свободы»

В прошлом директор швейной фабрики «Первомайская заря», затем глава «Мэлон Фэшн Груп», а ныне советник ее президента внимательно следит за развитием бренда Zarina, сотрудничающего с Натальей Водяновой, и марки Love Republic, лицом которой стала Ирина Шейк.

*Ваша девичья фамилия — Громадская, хочется спросить о ваших корнях. *

Мой дедушка, поляк, был садовником в имении князей Гагариных и там познакомился с моей будущей бабушкой, эстонкой, — они были высокими и красивыми, как и мой отец. Мама — из семьи железнодорожника. В 1933 году родители одновременно приехали в Ленинград поступать в Текстильный институт, где и встретились. Оба пережили блокаду, а я с бабушкой почти всю войну на­ходилась в эвакуации, сначала на Урале, потом в Москве. Помню, как в 1945 году мы на проспекте Обуховской Обороны встречали с цветами возвращающихся домой солдат. Папа после победы стал директором ситценабивной фабрики имени Веры Слуцкой, а мама была начальником цеха на текстильной фабрике «Рабочий».

Вы хотели пойти по их стопам?

Нет, мечтала стать врачом. Но я была такой худенькой, что на меня невозможно было ничего купить, и тогда я решила научиться шить, чтобы быть красивой, — так и оказалась в Текстильном институте. (Смеется.) Училась я на инженера-технолога и после вуза в 1962 году попала в ателье на Невском, 12, известное всему городу как «Смерть мужьям». Это была фактически трикотажная фабрика индпошива, на которой трудилось семьсот человек.

Как в модном доме, можно было заказать одну из десятков представленных моделей, которые создавались замечательными художниками. У нас были потрясающие закройщики и вышивальщицы, мастера добивались великолепной посадки по фигуре — несмотря на высокие цены, от клиентов отбоя не было. Там я проработала шестнадцать лет, дослужилась до должности главного инженера, а потом меня пригласили директором фабрики детской одежды «Весна».

Комментарии
Комментарии