Курортный роман: Фанни + Ильич

*Прозрачные намеки на эту романтическую историю просачивались в мемуарах революционеров и сохранялись в пересказах евпаторийских старожилов, но обнародовать подробности и обстоятельства знакомства Фанни Каплан и Дмитрия Ильича в советское время не позволяла цензура - эпизод категорически не вписывался в "канонизированную" Институтом марксизма-ленинизма биографию семьи Ульяновых. *

*Солнечная реабилитация *

Поездка в Крым для 28-летней Каплан, которую родные звали Фейгой, а друзья-каторжане Фанни, была первой в жизни. Она, как политическая узница, пострадавшая от царского режима, получила от Общества помощи освобожденным путевку в евпаторийский санаторий "Дом каторжан". 10 лет на Нерчинской каторге (625 км от Читы) сказались на ее здоровье - переболела туберкулезом, ухудшилось зрение. В приемном отделении "Дома каторжан" впервые увидела доктора Ульянова, который к тому времени уже 6 лет прожил в Крыму.

Сначала он практиковал в Феодосийском уезде, а после Февральской революции поменялся местами службы с евпаторийским санитарным врачом Крыловым. Между этим служил в армии во время Первой мировой войны, получив после мобилизации назначение ординатором во 2-й Севастопольский военный госпиталь.

  • О близких отношениях Фанни Каплан и Дмитрия Ильича я впервые услышал году в 1968-м, в застольных беседах своего деда-летчика, полковника, лично знакомого с Василием Сталиным и Амет-ханом Султаном, - рассказывает евпаторийский краевед Павел Хорошко. - У нас дома часто собирались его друзья - городская элита того времени: старые большевики, офицеры, интеллигенты, из которых почти всем пришлось пройти сталинские лагеря. Сомневаться в достоверности этого факта мне не приходилось, потому что и без этих рассказов о романе Каплан и Ульянова у нас в городе в 1950-1960-х годах сохранялось немало устных свидетельств.
Комментарии
Комментарии