Евгений Баратынский: поэзия, творчество, судьба

Евгений Баратынский: поэзия, творчество, судьба

Почему ранние стихи Баратынского приобрели большую популярность у его современников, а позднее его творчество подверглось большой критике - рассказывает филолог Алина Бодрова.

Почему ранние стихи Баратынского приобрели большую популярность у его современников? Почему сборник «Сумерки» 1842 года был плохо принят критиками? С чем связано возвращение интереса к Баратынскому в 1850-е годы? На эти и другие вопросы отвечает кандидат филологических наук Алина Бодрова.

Во многих работах о Баратынском часто и справедливо цитируют его маленький поэтический шедевр «Мой дар убог, и голос мой не громок», где Баратынский говорит о том, что в поколении он нашел друга и надеется в потомстве найти читателя. Эта оппозиция «друг в поколении — читатель в потомстве» довольно хорошо применима к тому, что можно было бы назвать литературной судьбой или литературной репутацией Баратынского. Потому что эта судьба, судьба и самого поэта, и его наследия, сложилась довольно прихотливо. Баратынский входит в литературу в самом конце 10-х годов, чуть позже, чем Пушкин, Дельвиг и Кюхельбекер, но он дебютирует вместе с ними, рядом с ними и, естественно, в тесном дружеском общении с этой группой поэтов.

Первые яркие дебютные стихи, прежде всего знаменитая элегия «Финляндия», очень тесно связаны с собственно биографическим контекстом. Известно, что после так называемого проступка в Пажеском корпусе, когда Баратынский в шестнадцать лет участвовал в не вполне невинной шалости: у них с друзьями было тайное «общество мстителей», и один из мальчиков, состоявших в этом обществе, сын камергера Приклонского, иногда утаскивал у своего отца деньги из табакерки, на которые они лакомились, покупали конфеты и как-то тихо развлекались. Но однажды этого мальчика Приклонского с ними не было, и тогда Баратынский и один из его друзей решили: что же, без конфет, что ли? Они отправились в дом к этому Приклонскому и решили позаимствовать табакерку с деньгами из комода. Дело вскрылось, был, естественно, громкий скандал, их из корпуса исключили, и, чтобы сохранить дворянское достоинство, — хотя дворянства Баратынский не был лишен — ему нужно было выслужиться до офицерского чина. Поэтому он был вынужден поступить на службу солдатом, и в силу разных обстоятельств, в том числе родственных связей, ему удалось записаться в один из полков, который стоял в Финляндии.

Комментарии
Комментарии