Клоун Олег Попов: «Какой же я предатель?!»

*Часы для Сталина *

— Я родился в подмосковной деревне Вырубово. Но всё дет­ство провёл в Москве: папе, который работал на Втором часовом заводе, дали квартиру недалеко от Белорусского вокзала. Потом ходили слухи, что он делал именные часы для Сталина, а те якобы остановились, и его за «срыв спецзаказа особой важности» арестовали. Правда или нет — теперь никто не узнает. Знаю, что отца моего в 1941-м забрали, он в тюрьме потом умер. Мама сразу вышла замуж, поменяла фамилию, чтобы нас не преследовали.

Детство у меня очень трудное было — холодное, голод­ное. Но помню не только голод — помню, как играли с ребятами, по крышам лазали и курили втихаря. Потом война. Хотели эвакуироваться, но остались у бабушки, в подмосковной Салтыковке. Осенью начался голод. Спасло то, что сосед мыло варил, а я его продавал на базаре. Тогда у меня была мечта: война закончится, и мы с мамой будем пить чай с сахаром, есть белый горчичный хлеб с маслом... И вот, когда после войны в Москве появились первые коммерческие ларьки, я накопил денег, купил хлеб, масло, чай, сахар. И мы с мамой целый вечер сидели и пили этот чай и были самыми счастливыми людьми на всём белом свете.

Что ещё я вспоминаю? В первую очередь — маму. У неё такая жизнь тяжёлая была — не передать. Помню, ем кашу, а она смотрит на меня и плачет. Это я только позже узнал почему. Мама тоже была голодная, но отдала свою кашу мне... Потом она получила инсульт, потеряла речь, парализовало руку и ногу. Десять лет пролежала на кровати. Это не дай бог! Помня об этом, я даже здесь, в Эглофштайне, свой дом специально так спланировал, чтобы одна из комнат была в метре от ванной и туалета. Чтобы, если со мной нечто подобное случится, родным пришлось бы меньше со мной мучиться.

*В цирк — за хлебом *

В цирк я попал из-за... хлебной карточки. В 1943 г. занимался в московском Дворце спорта «Крылья Советов» в кружке акробатики. У меня здорово получалось!

Комментарии
Комментарии