Оксана Федорова: «Своих родителей надо простить»

После триумфа на конкурсе вы могли сниматься в Голливуде, перед вами открылись все двери. Неужели было легко все это бросить?

Да, победа сулила множество радужных перспектив, и эти перспективы манили, как алмазы. О правильности решения можно судить только по истечении некоторого времени. Мало того, что я не жалела о возвращении тогда, так и сейчас понимаю: поступила верно. У меня в душе была дилемма о дальнейшем пути и стране проживания. И я рада, что в этом выборе победила Россия. Здесь я обрела семью и дом.

Вы вернулись и продолжили учиться, хоть уже и были состоявшимся специалистом – с 19 лет работали следователем. Почему не остались в этой профессии?

После школы милиции я проходила практику в ОВД города Пскова, и этот опыт помог мне понять, что следователь – не совсем та профессия, которой бы мне хотелось заниматься всю жизнь. Я осознала, что с моей внутренней организацией эта работа плохо монтируется. Не хватало знаний, нужен был особый склад характера, менее эмоциональный, чем мой.

Например, однажды у меня на рассмотрении было дело о незаконном хранении оружия и боеприпасов. На мужчину, когда-то воевавшего в Афганистане, нажаловался кто-то из знакомых. У него провели обыск и нашли пару патронов, о которых он, наверное, просто позабыл. Да, это нарушение закона, но по-человечески мне было жаль привлекать его к ответственности. Позже выяснилось, что патроны опечатали и приложили к материалам дела неправильно, и они не могут быть доказательством. Разбирательство закрыли, а сотрудникам объявили выговор. Я обрадовалась, что все закончилось именно так. Потом этот мужчина пришел к нам в отдел и подарил мне цветы. У него сложилось впечатление, что это я ему помогла, хоть на самом деле я ничего и не сделала. Вот после этого случая я поняла, что эмоции мешают моей работе. Но я все равно хотела продолжать службу в органах, правда, в другом направлении и потому уехала в Санкт-Петербург, чтобы дальше учиться и искать свое дело.

Комментарии
Комментарии