Шах, блеф, мат

Разговор с гроссмейстером Владимиром Тукмаковым о философии шахматной игры на пересечении с философией жизни.
Шах, блеф, мат

Владимир Тукмаков — известный советский и украинский гроссмейстер, 14 раз выходил в финал чемпионата СССР. Выиграл более 50 турниров. В качестве тренера дважды приводил сборную Украины к победе в олимпиадах. Ведущий рубрики General Intellect Михаил Маяцкий с ним на «ты» с детства. Они двоюродные братья.

*Михаил Маяцкий: *Я бы хотел оттолкнуться от твоей (и, конечно, не только твоей) идеи сходства шахмат и жизни. Название твоей новой книги, «Риск и блеф в шахматах», наводит на иную идею: не являются ли не шахматы, а карты более верной моделью жизни? В шахматах же все открыто, нет никаких карманов и тайников, а в жизни мы никогда не знаем, чтó там у человека на уме и за душой. Мы никогда полностью не информированы о глобальной ситуации, и мы всегда в неравенстве, тогда как в шахматах, если не считать легкого преимущества у белых, все равны.

*Владимир Тукмаков: *Наверняка многим модель карт ближе. И моя последняя книжка — больше о таких людях и о тех шахматистах, которые любят ситуации плохо предсказуемые. И все же мне кажется, что шахматы представляют собой модель, более приближенную к жизни, чем карты.

*Маяцкий: *Тем не менее тебе кажется плодотворным понятие блефа, о карточном происхождении которого ты сам говоришь. Но в картах как раз я не знаком с раскладом противника, а он — с моим, а здесь всё налицо. Вот сделан необычный ход. Как отличить — блеф это или заготовка?

Тукмаков: С блефом и правда сложно: трудно убедительно доказать, что это блеф. В картах, в покере это просто. Ты делаешь ставку, выигрываешь, а потом открываешь карты и показываешь, что у тебя нет ничего или очень слабая комбинация. В шахматах с сознательным блефом — когда игрок ясно видит, что проигрывает, и откровенно блефует, — сталкиваешься редко. И в книжке таких примеров немного, а всего их — 106. Иногда, чтобы вырваться из пагубной колеи, нужно предпринять что-то экстраординарное. Иногда ты так избегаешь ничьей, которая тебя не устраивает — в силу турнирного положения, внутреннего ощущения, твоей убежденности, что противник значительно слабее тебя, или ты его представляешь так, что уверен, что он побоится пойти в направлении объективно сильнейшем. Иногда игрок действует по праву сильного, давит своим авторитетом, и тогда блеф оказывает дополнительное давление. Но такой абсолютно осознанный, просчитываемый блеф встречается не так часто.

Комментарии
Комментарии