«Интернет я ворую у святого отца»

Врач-инфекционист, уехавшая волонтером в Гватемалу, — о ценности человеческой жизни, аскетизме и жизни в монастыре.
«Интернет я ворую у святого отца»

Блогер tropical-doc отвечает на вопросы «Журнала ЖЖ».

— Почему вы поехали в Гватемалу, если могли быть волонтером в России?

Я считаю, что любой человек, вне зависимости от того, какого он цвета, религии и достатка, имеет право на то, чтобы у него ничего не болело.

Вы абсолютно правы, людям помогать можно везде, для этого совсем не обязательно уезжать в джунгли. На врача я училась в Уфе, интернатуру проходила там же, после этого год работала в приемном покое инфекционной больницы. Волонтерство — это работать сутками за оклад в 5700 рублей.

Если говорить начистоту — это самый часто задаваемый мне вопрос: «А чего в России-то не сиделось?». Мне кажется, что люди, которые задают его, слабо представляют, насколько велика разница между даже самым захудалым здравпунктом в России и, например, госпиталем в Гондурасе. Можете вы представить, что отправить в аптеку женщину при родах, у которой шейка матки уже раскрыта больше чем наполовину, чтобы купить шовный материал для предстоящего ей экстренного (!!!) кесарева сечения, — это вполне нормальная практика? Или, например, что в Гватемале, в поселке, где я работала, до ближайшей больницы нужно добираться на общественном транспорте около 18 часов? Сравнивать Россию, которая принимает Олимпиаду и запускает в космос корабли, со странами, где больше половины населения голодает и умирает от излечимых в болезней, — негоже.

Комментарии
Комментарии