Историк Лев Лурье — о советских и современных «Алых парусах»

— С приходом к власти Брежнева в советской политике произошло легкое потепление, это время КВН, передачи «Что? Где? Когда?». Александр Грин стал таким разрешенным популярным советским писателем, примерно как песня «Я гоняюсь за туманом, за туманом». Было тогда такое слово «человечинка», и «Алые паруса» — это такой советский детский праздник «с человечинкой». В каком-то смысле аналог Деда Мороза, Снегурочки и всего прочего, прямо не связанного с коммунистической идеологией. Прямой идеологической задачи у праздника не было, нужно было просто показать, что дети живут в счастливой стране, где любимые обретают друг друга, где все случается. Короче, прекрасный добрый мир.

Времена потом поменялись, отменили КВН, сильно ужесточили цензуру. И вот этот праздник, связанный с какими-то неясными патриотическими поползновениями, сменился на игру «зарница» и «ленинский зачет».

После запрета появилось то, что существовало и в 80-е, и в 90-е и есть по сей день. Русские люди любят демонстративное потребление, поэтому на выпускном нужно было показаться в замечательных платьях или как-то роскошно отметить окончание школы. Для каждого родителя это было ответственным делом. В Петербурге было вручение золотых медалей в Смольном, последний звонок, выпускные вечера во всех школах в один день. Больше ничего масштабного общегородского после запрета «Парусов» не было.

В советское время выпускники пили на выпускных, пожалуй, даже больше, чем сейчас.

Потому что тогда было гораздо меньше других возможностей развлечься. Выпуск из школы — это всегда такой праздник инициации, когда мальчики хотят показать девочкам, что они уже взрослые, что могут открыто курить и напиваться. С этим ничего не поделаешь, я думаю, это во всех странах мира так.

Комментарии
Комментарии