Когда закон правит пиром

Можем ли мы приготовить традиционное блюдо по собственному рецепту и назвать его «буйябес», «нисуаз» или «бургиньон», не нарушив при этом закона? И главное, кто устанавливает во Франции этот закон — сами французские власти или Европа? Во Франции только что вышла книга под названием «Стол закона», и мы встретились с ее автором, юристом, преподавателем права в университете Paris-sud и специалистом в области продовольственного права Жан-Полем Бранларом (Jean-Paul Branlard).

Франция — страна, в которой продовольственное право наиболее развито и разветвлено. Специальными документами обуславливаются отдельные продукты и даже рецепты. Не все, конечно, но если вы попытаетесь назвать «винегретом» соус, в котором масло занимает меньше половины состава, то тут уж вам точно не поздоровится. Ресторатора, у которого кончилось дежурное блюдо, но он не вывесил б этом табличку на дверь, можно оштрафовать, как и того, кто не подал вам на стол графин с водой. Правда, не стоит обвинять в несоблюдении закона хозяина кафе — он подавать вам воду не обязан, поскольку вы пришли к нему не обедать, а выпить чашку кофе.

RFI: На всякий съедобный случай во Франции есть закон, а если не закон, то подзаконное положение или директива. Но французский закон в большинстве случаев не властен на своей территории. Выше него стоит европейский закон, но и он — не верховная инстанция?

Жан-Поль Бранлар: У нас сегодня действует трехэтажное законодательство. Так было не всегда, долгое время только национальное законодательство регламентировало продукты питания. Сегодня то, что мы едим, то, что находится в наших тарелках, — а мы можем взять самые простые блюда, которые мы едим каждый день, — все это регламентируется целым спектром всемирного законодательства. Например, существуют правила, предусмотренные в рамках ВТО, всемирной торговой организации. Также на мировом уровне существуют пищевые правила, зафиксированные кодексом под названием «Кодекс Алиментариус». Этот кодекс ООН действует в 183 странах.

Комментарии
Комментарии