От рынка до ядерной физики: зачем узбекский ученый переехал в Россию

Шухрат Калантаров стал физиком из принципа: чтобы доказать, что может учиться на самом сложном факультете в университете. Проработав во Франции, Италии, Японии, Китае и Германии, он перебрался в Россию. О том, как сочетать узбекские традиции, европейские ценности и российский стиль жизни — в рассказе научного сотрудника ОИЯИ, прожившего в Дубне 12 лет.

*Как оказались в России? *

Я поступил в Ташкентский государственный университет в 1997 году. Все говорили, что поступить на физфак сложно. Я хотел доказать, что смогу. На втором курсе преподавал в школе математику. В 1999 году зарплата преподавателя была около 20 долларов. Проработав три-четыре месяца, уволился и пошел продавать одежду на рынок. Получил какие-то деньги и подумал, что физику нужно продолжать. На третьем курсе перевелся на физфак МГУ. Еще два года работал в Германии, в ядерной физике. Два месяца был по работе в Китае, четыре месяца — в Японии, во Франции — полгода, в Италии. В Дубне работаю с 2003 года.

*Чему вас научила Россия? *

В Узбекистане мы часами беседуем, можем чай пить. После шести вечера практически никто не работает. Мы идем либо к семьям, либо в чайхану. В России я увидел, что люди работают допоздна, до полуночи. В рабочее время очень редко прерываются, почти не говорят о сторонних делах.

Главное в жизни — это то, что человек определяет в данный момент как важное. Для меня сейчас важна семья. Я раньше думал, будто у меня есть другие варианты. Думал, что наука важнее людей, которые во мне нуждаются.

*Как Россия изменила вас и ваши представления? *

Когда я сравнивал русских женщин и узбечек, думал, что на первых нельзя жениться. Например, мы знали, что они часто меняют парней — на каждый год по два, по три. У меня на родине иначе. Узбечка не может после семи вечера выйти из дома одна, только с кем-то из семьи. Поэтому, когда я выходил, получалось, что познакомиться мог только с русской девушкой.

Комментарии
Комментарии