Шесть предсмертных дней Ивана Ювачева

Иван Ювачев – народоволец, участник процесса Веры Фигнер, заключенный, каторжанин, православный писатель. Может быть, шесть дней, проведенных в камере смертников, после чего повешение было высочайшей милостью заменено на 15 лет каторги, позже сокращенные до восьми, совершенно перевернули его душу, во всяком случае, известно, что на Сахалине он обрел веру. Его дневниковые записи, начатые там, крутятся вокруг псалмов и других священных текстов, которые он комментирует, вокруг церковных служб и снов.

Литературный исследователь Николай Кавин говорит, что ему кажется несправедливым тот факт, что о Хармсе мы знаем практически все, а его отец, интересный, яркий человек, оказался забытым, и книги его не переиздавались 100 лет. Николай Кавин много лет занимается расшифровкой и подготовкой к изданию дневников Ивана Ювачева: “Я продолжаю работу, уже расшифровано более трех тысяч страниц – на пять будущих книг. Думаю, это будет интересно всем, кто интересуется историей России”. Судьба свела его на Сахалине с Чеховым, он даже стал прототипом героя одного из чеховских рассказов. Лев Толстой написал свой рассказ "Божеское и человеческое" после знакомства с фрагментами дневников Ювачева.

"Во сне видел Государя (в церкви?). Ласково ко мне отнесся. Я хотел воспользоваться таким прекрасным моментом и о чем-нибудь соткровенничать, но, кажется, началось богослужение…"

"… проснулся под впечатлением сна: какую-то женщину остригли и отправляют в Сибирь. Она собирает все усилия и говорит попавшейся толпе о своем честном хорошем направлении. Муж будто бы не едет за нею. С ним остается девочка. Женщина собирает последние усилия и говорит мужу: "Ведь я честная, хорошая женщина!"

Может быть, жизнь после шести дней ожидания смерти и правда представлялась ему сном – во всяком случае, сны кажутся равноправными явлениями в череде неразнообразных событий сахалинской жизни, а иногда реальные события выглядят небольшими вкраплениями в монолит снов.

Комментарии
Комментарии