Шпионская история, пустившая под откос престиж российского престола

Весной 1915 года российское общество взбудоражила казнь бывшего жандармского офицера, подполковника Сергея Мясоедова, обвиненного в шпионаже в пользу противника. С той поры уже целое столетие прошло, но «дело Мясоедова» все еще продолжает вызывать вопросы.

Даже столь признанный исследователь спецслужб, как генерал-майор ФСБ Зданович, и тот порой затрудняется однозначно определиться, было ли это разоблачением реального вражеского агента, подставой немецких разведслужб или все же «домашней» провокацией, преследовавшей какие-то свои цели.

С оговорками он чаще склоняется к тому, что Мясоедов был причастен «к подрывной работе германской разведки» и в результате оперативной комбинации «с большой группой подельников» был «схвачен с поличным, арестован и осужден». В то же время авторы многотомной ведомственной истории военной разведки, базируясь на реальных архивных документах, вслед за выдающимся исследователем этого дела историком Шацилло полагают, что все обвинения в адрес бывшего жандармского подполковника надуманны и фальсифицированы.

Но почти все сходятся в том, что «дело Мясоедова» вызвало настоящую лавину, которая погребла под собой не только тех, кого рассчитывали снести ее инициаторы, – саму репутацию престола, а вместе с ней и сам престол.

Подполковника Мясоедова в неимоверно ускоренном темпе судили 18 марта 1915 года в Варшаве военно-полевым судом, нарушив едва ли не все действовавшие тогда правовые нормы Российской империи, даже не предоставив ему защитника. Да что там суд, если только что назначенные судьи были еще на пути к Варшаве, когда генерал-лейтенант Турбин уже услужливо запросил начальника штаба Северо-Западного фронта, приводить ли смертный приговор в исполнение сразу или ждать его конфирмации Верховным главнокомандующим, великим князем Николаем Николаевичем. Штаб фронта ответил кратко и емко: можно вешать, не дожидаясь утверждения приговора Главковерхом. Но ведь суд-то еще даже не начинался!

Комментарии
Комментарии