Владислав Мамышев-Монро: какое место в искусстве может занимать гений

Беспрецедентный по масштабу проект, собравший огромное количество работ, дневников, костюмов, личных вещей художника.

Мы решили собрать воспоминания о Владике Монро людей, которым повезло с ним дружить и работать. Мы расспросили пришедших на открытие ретроспективы покойного друга и коллеги о том, как они познакомились, о забавных историях, которых было немало, о любимых работах и месте, которое Мамышев-Монро занимает в современном российском искусстве.

*Елена Селина, хозяйка галереи XL, куратор выставки «Архив М» *

Я познакомились с Владиком в середине 1990-х, точного момента не помню. Он просто часто приходил в XL на выставки, так постепенно подружились. Потом он нам предложил идею выставки «Предатель ада» по сценарию Павла Пепперштейна. Потом — в процессе разговоров — выставку поменяли на «Меня зовут Троица». Мы сделали еще как минимум шесть выставок, одно время Владик вообще работал в галерее как в мастерской. Я никогда не забуду историю, когда наша галерея в конце 90-х переезжала с Маяковки на Воронцово поле, мы взяли кредит, но денег на транспортировку не хватило. Когда он об этом узнал, откуда-то взял денег и принес, чтобы нам помочь. Он вообще был — когда мог — очень щедрым, часто дарил подарки, привозил из путешествий игрушки, похожие на него. Один раз привез кота с Бали, потом младенца из Германии, заводного робота подарил на день рождения — и все они были чем-то на него похожи.

«Житие мое». Когда витражи разлетелись на осколки. Владик соединил фотографии и эти осколки в новые произведения. Получилось фантастически.

Владика трудно классифицировать. Он никогда не делал политического искусства, но в своем бесстрашии и бесшабашности очень точно и вовремя схватывал и анализировал время, в котором мы живем.

Комментарии
Комментарии