Поезд мчится

В истории железных дорог было время, когда поезда и вагоны воспринимались в одном ряду с океанскими лайнерами и дорогими отелями, с бальным залом и синематографом, только-только начинающим творить «электрический сон наяву».
Поезд мчится

В начале самого знаменитого из романов Агаты Кристи читаем: «Что ж, поездки по железной дороге способствуют романам не меньше морских путешествий». Это — камертон. В истории железных дорог было время, когда поезда и вагоны воспринимались в одном ряду с океанскими лайнерами и дорогими отелями, с бальным залом и синематографом, только-только начинающим творить «электрический сон наяву».

Идея бронепоезда, возможно, уже зрела в умах военных, но никому бы не пришло в голову продолжить слова «наш паровоз, вперед лети» строчкой про коммуну и винтовку. Чтобы представить себе железную дорогу такой, какой она виделась, планировалась и мечталась на заре паровозостроения, нужно для начала вычеркнуть из памяти слово «теплушка». Задача, правда, трудновыполнимая.

Однако было время, когда «паровоз» служил наглядным символом прогресса и убедительнейшим доказательством благотворности и мощи цивилизации. Тогда именно поездами, оставив в прошлом золоченые кареты, путешествовали короли и императоры. Молодожены завели моду проводить в вагоне поезда между двумя столицами Австро-Венгрии первую брачную ночь. А классные начальницы долго еще были вынуждены методично напоминать, что «ученицам младших и особенно, старших классов, категорически запрещено появляться на вокзале в дневное или вечернее время, но особенно в часы, когда проходит дизель электропоезд…»

Пропустим героический период инженерных открытий и технологических достижений, благо и про паровоз Стивенсона, и про «пароходный дилижанс» отца и сына Черепановых все читали еще в школе. Тем более что начинается история железных дорог довольно печально: изобретатель самого первого паровоза, точнее, рельсового парового локомотива, Ричард Тревитик благодарности от современников не получил и умер в полной нищете. Самый первый в истории паровоз, изобретенный им в 1801 году, носил имя Puffing Devil — «Пыхтящий дьявол». Одна из последующих моделей называлась довольно игриво: Catch Me Who Can («Поймай меня, кто сможет!»). А как его поймаешь, если паровоз развивал скорость 30 километров в час? Тревитик построил в лондонском парке кольцевую дорогу, где по рельсам круг за кругом гонял этот паровоз. Зрелище получилось что надо, развлечения Лондон всегда ценил, а практического смысла пока, увы, не разглядел. Вероятно, потому, что первые паровозы предназначались для угледобывающих компаний. Мысль о том, чтобы доверить им живых людей, пока никому не приходила в голову.

Первый пассажирский поезд отправился в рейс 15 сентября 1830 года по маршруту Ливерпуль–Манчестер.

Комментарии
Комментарии