«А книги истребить»

225 лет назад Александра Радищева приговорили к смертной казни за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву»; впоследствии Екатерина II заменила казнь ссылкой.
«А книги истребить»

«Путешествие из Петербурга в Москву» давно живет скорее в школьной программе, чем в живой читательской памяти, но именно случай Александра Радищева задал одну из главных моделей отношений русского писателя с властью на века вперед. Гнев верховного читателя, раскаяние автора, наказание (иной раз смягченное милостью того же верховного читателя), уничтожение и спустя годы возвращение книги — все это столько раз повторялось в истории русской литературы после «Путешествия», что приходится увидеть новый смысл в словах, сказанных о Радищеве Петром Вяземским: «Не выразился ли в нем писатель не только 18, но 19 и, пожалуй, 20 века?».

Из приговора Александру Радищеву, вынесенного палатой уголовного суда 24 июля 1790 года

<...> коллежский советник Александр Радищев издал здесь книгу сочинения своего под названием Путешествие из Петербурга в Москву, наполненную самыми вредными умствованиями <...>, стремящимися к тому, чтоб произвесть в народе негодование противу начальников и начальства, и, наконец, оскорбительными изражениями противу сана и власти царской. В палате же уголовного суда он, Радищев, хотя и показал, что чувствует во внутренности своей души, что та книга есть дерзновенна и приносит в том свою повинность, <...> но однако ж Палата, разсматривая оную книгу, находит, что она показывает совсем тому противное, а потому ево, Радищева <...> казнить смертию, а показанныя сочинения ево книги, сколько оных отобрано будет, истребить.

Из указа Екатерины II о ссылке Александра Радищева в Илимский острог, 9 сентября 1790 года

<...> За таковое его преступление осужден он <...> к смертной казни, и хотя по роду толь важной вины заслуживает он сию казнь по точной силе законов <...>, но мы, последуя правилам нашим, чтоб соединять правосудие с милосердием <...>, освобождаем его от лишения живота и повелеваем вместо того, отобрав у него чины, знаки ордена святого Владимира и дворянское достоинство, сослать его в Сибирь в Илимский острог на десятилетнее безисходное пребывание.

Комментарии
Комментарии